• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:22 

обзавидуетесь, ей-богу.

санитар леса
и чего только ни предложут! трепещет, трепещет престарелое девичье сердце.
ближе к теме, да.


@темы: нетрудовые будни

04:50 

паранормальное рядом.

санитар леса
а чтобы объяснить вам, мой незримый и почти что метафизический читатель, с чего бы это ему быть рядом, я, как водится, начну издалека.

с сериалом "секретные материалы" судьба свела меня в крайне трудное, пресыщенное проблемами морального характера время. в ту пору мне было десять лет, не так давно меня выгнали из районной школы для дебилов и перевели в учебное заведение для киборгов. немногим ранее мама изъяла из моей жизни четыре тома большой медицинской энциклопедии, предположив, что как раз таки рисунки и фотографии человеческого тела в разрезе, а так же обилие длинных непонятных слов негативно влияют на мои когнитивные способности в области правописания, таблицы умножения на семь и устного счёта. чувствовала я себя, скажу прямо, препаршиво. наверное, я бы даже хотела умереть, но тогда мне казалось, что умирают только в кино, в книжках, в большой медицинской энциклопедии и иногда ещё — кто-то во дворе, за окном. то есть, живые люди не умирают, так мне тогда казалось. потому я, вероятно, и исхитрилась выжить в те скверные времена.

и вот однажды на стрёмном канале "дважды два", который в ту пору делил сетку вещания с региональной "зарёй" и странным польским каналом без названия, мне показали кино про паренька, который растягивает конечности и кушает печень. вот тут-то и завершилась чёрная полоса в десятилетней моей жизни — я вдохновилась вся. и вдохновению моему нисколько не мешал факт, что в фандоме на тот момент было только два человека: я и моя бабушка. мы страсть как любили кино про аутентичные убийства. впрочем, слово "фандом" я тогда не знала, равно как и с трудом представляла, что такое есть эти ваши загнивающие интернеты и как ими пользоваться. но и в дальнейшем сложилось так, что судьба самоотверженно огораживала меня от всякоразных тематических шабашей в реальном и виртуальном пространстве. моя любовь к секретным материалам осталась чистой и непорочной. лишь однажды махонский читал мне выдержки из трагической повести о том, как агент Малдер крякал под деревом, подавая условные знаки.

но сегодня по причинам, от меня независящим, я внезапно очутилась прямо посреди тысячестраничной опупеи про мытарства многострадальных героев моего детства, отрочества и даже юности. и треснула плотина воздержания, и решила я восчитать! ох, как же я решила восчитать! наверстать! не отматывая на начало, прямо посреди текста. бесстыдно и самозабвенно. в предвкушении я сняла крышечку с пивной кружки, набрала из неё в рот пол-литра горяченького, только-только заваренного чая и впилась глазами в экран. а там:
...крик души

в следующую секунду события начали стремительно сменять друг друга. из носа в пространство хлынул чай, браузер скукожился в размерах, нод32 выдал сообщение об атаке неведомой ёбаной хуйни, операционная система накрылась шапочкой из фольги, экран погас. так, не успевши толком начаться, кончилось моё стремительное грехопадение в любимом фандоме далёкого детства. я в недоумении сидела на кровати и в кромешной темноте вынимала из носа застрявшие листья заварки. спустя десять минут я проделывала схожие манипуляции со своим компьютером, что продлилось до этого самого времени.

что тут скажешь. видимо, судьба по-прежнему бдительно охраняет мою чистую и непорочную любовь к секретным материалам, не гнушаясь порой даже низкопробной паранормальной театральщины.
да чтоб эта самая судьба так пеклась о высшем моём образовании, ей-богу D:

@темы: нетрудовые будни, рукалицый попаболь

16:41 

орёл и решка.

санитар леса
в данном случае у нас будет особая монета: в качестве аверса духовность, в качестве реверса — глупость. не будем совершать набегов на философские и прочие словари, а возьмём духовность в том расхожем понимании, в котором она курсирует в наших головах и интернетах. всякий раз, когда я думаю о чём-то отвлечённом, неопределённом и неконкретном, монета падает духовностью вверх. но стоит мне только представить реальную ситуацию, всамделишных человеческих особей, как тут же монета приземляется обратной стороной. глупость. поясню на примере из собственной жизни. тем более, что именно здесь мне наиболее часто приходится наблюдать реверс.

год назад или около того я решила отдать диван друзьям. не то что бы я загорелась желанием купить себе в икее новый, а потом тащить его на своём горбу до метро и ехать с этой безразмерной благодатью в вагоне, и чувствовать, как пассажиры смотрят на меня с таким обожанием, будто я, по меньшей мере, председатель правительства РФ. вовсе нет, мне не был нужен новый диван. в то время как друзьям был нужен мой старый. на том и порешили. к обозначенному времени я, вооружившись отвёрткой на плюс, умело и быстро расчленила своё спальное место, сделав в процессе всего лишь шесть перерывов на покурить. забрав изменившееся до неузнаваемости и как будто даже увеличившееся в габаритах и количестве мебельное изделие, друзья укатили навстречу своему счастью. предварительно прихватив (на время, конечно же) ту самую отвёртку на плюс, которой я орудовала двумя часами ранее. с тех пор прошло много дней, в отсутствие дивана я по-прежнему сплю на полу, а отвёртка на плюс куда-то закатилась и больше её никто не видел. и знаете, что больше всего меня радует в данной ситуации? искренне радует, без всяких модных нынче сарказмов, и высранных кирпичей, и укоряющих взглядов, и лучей поноса, и чем ещё мы сегодня привыкли выражать эмоциональный оргазм. вместо пропавшей отвёртки друзья вернули мне ложку с дырочками. эдакую столовую ложку-дуршлаг. поймите меня правильно, в моей жизни с детства было два дивана, оба в зале. сначала один, потом другой. отвёрток на плюс было ещё больше. а столовой ложки с дырочками не было никогда.

вернёмся к нашей монете. если бы мне рассказали какую-нибудь легенду про старого мудрого китайского рыбака, который однажды выменял свою сеть на свисток, удалился в горы и начал там возвышенно свистать, я бы подумала: "какой духовный, однако, мужик". не какой-нибудь хуй с горы, а китайский рыбак-мудрец и ваще. сами понимаете. а вот если вы мне расскажете историю про некую особу, что отдала диван и променяла единственную в доме отвёртку на ложку с дырочками, я подумаю: "вот ведь дура-то!" а вслух вежливо удивлюсь: "какой, однако, интересный человек. духовный," — это на случай, если вы, допустим, рассказывали про себя и мне не хочется вас обижать.

вот мы и добрались до сути конфликта. меня печалит тот факт, что пресловутая духовность, за которой одна часть общества гоняется с целью постичь, а другая — с целью поржать, в большинстве случаев не выдерживает соприкосновения с реальностью. то есть, когда речь идёт об иванах-дураках, китайских дедушках и прочих нематериальных субстанциях, от чувства просветления плачут все. даже изувеченные в сражениях тролли, и те плачут. правда, украдкой и в подмышку. духовность не применима к жизни, где главным героем выступает конкретный человек с конкретными людьми. то есть, если ваш друг по доброте душевной уступит свою квартиру нуждающейся цыганской семье из семнадцати человек, вы испытаете чувство, далёкое от просветления. потому что вашему другу теперь надо где-то спать. вероятно даже, в вашем коридоре или в вашей ванной. то есть, если вы не резиновое изделие номер два, вы не оставите друга спать на улице в самый разгар отопительного сезона. даже если подобных друзей у вас в квартире уже двадцать два человека. что характерно, ваше самоотверженное поведение едва ли вызовет у кого-нибудь чувство просветления.

я считаю, пора бы уже, наконец, переосмыслить два этих понятия и поставить их, что ли, в один синонимический ряд или ещё куда-нибудь D:
чем мы в у!б и планируем заняться, так-то

@темы: нетрудовые будни

15:23 

мильён страданий по рублю.

санитар леса
я люблю пожрать, хоть и делаю это не часто. впрочем, повествовать я буду не об этом, а о том, что время от времени почти каждый российский человек ведёт себя как известный в узких кругах немец Людвиг, проходящий героем множества народных романов, любовных эпопей и авангардных сочинений об анальном изнасиловании. пока вы не сделали печальный вывод, будто и я в конце концов докатилась до сладостных пиздостраданий о том, что россияне, оказывается, тоже потомки римлян и пресветлых эльфов, поспешу внести ясность. речь идёт не о драматическом герое, что в представлении некоторых граждан олицетворяет философское самобичевание и противоречивость немецкой души, но о персонаже комикса, который, как нам показали, является знатным жмотом. так вот, время от времени многие из наших сограждан (и я не спешу исключать себя из этого множества) в своём поведении обнаруживают упомянутое выше качество. однако стоит признать, что поведение такое не обусловлено жадностью как таковой.

так вот, я люблю пожрать, чем время от времени и занимаюсь во всякоразных местах в компании хердоктора и камизучины. сами понимаете, страна у нас небольшая, места не хватает, поэтому в барах, ресторанах, кофейных, чайных и рюмочных все сидят друг у друга на ушах (божественным исключением является разве что пироговое заведение "штолле", где столы стоят друг от друга так, что между ними можно кататься на коньках — но речь сейчас пойдёт о грустном, так что забудем на время о божественном). принудительная близость к совершенно посторонним людям неизбежно заканчивается тем, что невольно начинаешь появление и уход этих самых людей фиксировать, как будто сидят они с тобой за одним столиком. и фиксируется в последнее время у меня то, что наши граждане не оставляют чаевых. бог с ними, с нищими студентами, которые уже в середине второй декады месяца варят себе сытный отвар на последних десяти рублях, коим и питаются до ближайшей стипендии. и школьники, жующие три часа кружку кофе на оставшуюся от карманных денег сдачу с покупки сигарет, тоже в расчёт не берутся. не оставляют чаевых вполне себе оперившиеся самостоятельные граждане, маскирующие приятное времяпрепровождение деловыми звонками по телефону, обсуждением начальства и страстными рассказами про офисные страсти. помнится, однажды махонский рассказывал мне, что в стране загнивающего запада и просвещённой демократии гражданин может не оставить на чай только в случае, если располагает достоверными сведениями о том, что ему непреднамеренно плюнули в компот или случайно подали мышь вместо свиных рёбрышек. то есть, в любом другом случае гражданин также может не оставлять на чай — его не затаскают по судам и при следующем посещении заведения всё равно не станут плевать в компот (тоже случайно). человека просто сочтут бескультурным гандоном, не уважающим труд официанта и труд вообще. так-то.

с этого места можно уже начинать выражать скептическое мнение. мол, маффин сравнивает кирпич с подушкой. мол, в отечественных заведениях официанты лечат запоры взглядом и какой уж тут чай, а маффин, старая калоша, завралась окончательно. и это правда. но не всегда. заведений с вежливыми предупредительными и незаметными официантами сейчас хватает, но отечественный потребитель в массе своей оставляет чаевые разве что в виде рубля, который должны принести на сдачу, которой он не дожидается, потому что очень надо куда-то бежать. в этом плане у нас удивительно неблагодарный народ. люди без устали готовы возмущаться плохому, но при этом почти всегда воспринимают хорошее как должное. т.е., если отобразить мыслительный процесс линейно, то выглядеть он будет как-то так: "мы же старались и возмущались, поэтому нам сделали хорошо, а если от нас при этом чего-то ожидают, значит, мы возмущались недостаточно и надо ещё. а вы со своими ожиданиями совесть вообще потеряли, потому что нас семьдесят лет советская власть угнетала, и теперь мы имеем право. и не важно, что мы родились не в семнадцатом году, а, например, в конце семидесятых".

что характерно, иногда меня одолевают печальные мысли, будто подобный ход мыслей наш человек невольно перекладывает вообще на все улучшения, которые происходят как в сфере обслуживания, так и в общественной жизни в принципе. то есть, социальное возмущение почему-то приравнивается к работе общества над какой-то проблемой. вот, к примеру, в городе есть дождь, но нет ливнёвок. человек идёт по тротуару и начинает сокрушаться, когда проезжающая мимо машина окатывает его водой из лужи. скорее всего, всё, о чём подумает человек, когда ливнёвки появятся, — это "дождались, наконец" (применительно к себе) или "расщедрились, блять" (применительно к властям). скорее всего, этот же человек потом будет бросать окурки, обёртки, крышечки, билетики, фантики и прочую хуйню в эти самые ливнёвки, забывая о том, что ливнёвка называется ливнёвкой, потому что она предусмотрена для отвода дождевой воды, а не для хранения той хуйни, которая скопилась в карманах. очень часто такой человек обнаруживается не в количестве один, а в количестве нескольких миллионов, которые успешно опорожняют содержимое карманов в эти самые многострадальные ливнёвки, объясняя это тем, что "в нашем сраном государстве нет ни одной урны", либо не объясняя вообще, потому что дождались и имеют право. т.е., отдельно взятая социальная особь, высказывающая недовольство чем либо, по сути, не проделывает работу. работа — поддерживать полученное в следствие возмущений на должном уровне, а не жить с чувством выполненного долга так, будто ничего не произошло.

возвращаясь к теме жмотства. наши люди скупы на чаевые, как и в принципе скупы на любые позитивные эмоции, связанные с улучшением чего либо. и зачастую это не проявление стыдливости и смущения, опасения показаться более открытым, чем прочие сограждане. зачастую это банальное отсутствие этих позитивных эмоций, задавленное то ли нашей извечной привычкой воспринимать всё как должное, то ли развивавшимся в течение столетий и отточенным до совершенства навыком брюзжать. брюзжать по поводу отсутствия урн — когда урны появляются, брюзжать по поводу того, что они воняют. возмущаться отсутствию ливнёвок — когда таковые проведены, возмущаться тому, что их не чистят. оскорбляться мрачному лицу официанта — когда официант весел и вежлив, оскорбляться тому, что эта меркантильная сволочь может ждать чаевых. продолжать можно до бесконечности, чем мы, впрочем, и занимаемся. брюзжим, возмущаемся, ожидаем.

иногда мне кажется, что я нормально с этим уживаюсь, потому что я гражданин своей страны, в конце концов. а иногда мне кажется, будто я уже сыта этим по горло. и, конечно же, начинаю брюзжать. вот, как сейчас.

@темы: нетрудовые будни

15:04 

апокалипсис сегодня

санитар леса
по комнате медленно летают мухи, падают на пол и сдыхают, корчась в судорогах.
за окном не то что бы накрапывает, но кажется, будто небо над землёй истекает дождём.
пожилая женщина-бомж около помойки, подперевшись костылём, прихорашивается, наблюдая своё отражение в осколке зеркала.
мальчик с железными козлиными ногами играет в футбол на школьной площадке, бьёт по воротам и сам же их защищает.

что-то сломалось в этом мире, я знаю это наверняка.
и даже не потому, что сегодня утром соседи сообщили мне, что я торчу им две недели общественной уборки помимо той, что была проделана мною сегодня.
я чувствую себя, как подсолнух.

12:07 

фашисты, блять D:

санитар леса
все присутствующие здесь, несомненно, уже догадались, что речь пойдёт о российских железных дорогах.
дело в том, что от Петербурга до моей исторической родины летом курсирует аж два разных поезда. вообще, я люблю кататься, люблю дорогу, люблю эти лютые без двух часов двое суток, в течение которых всем организмом ощущаешь, как паровоз рассекает атмосферу по направлению вперёд. но то ли любовь моя не совсем искренняя и беспредельная, то ли я окончательно перевоплотилась в старую брюзгливую калошу — так или иначе нынешнее путешествие туда и обратно не позволило мне на время сделаться усомнившимся Макаром и не доставило былой философской радости и душевного спокойствия.

так вот, долгое время для меня оставалось загадкой, почему же добавочный поезд снимают с маршрута, едва-едва на югах начинает заканчиваться курортный сезон. то есть, в первой половине октября там ещё тепло, и не обременённые отпрысками школьного возраста граждане вполне могут поплескаться в целебной солёной водице местной промышленной бухты. долгое время мне приходилось кататься на фирменном поезде, но теперь мне всё стало понятно. тут вот какая штука. в добавочном поезде через одно не закрываются окна. то есть, закрываются, конечно, но не фиксируются, а потому со временем сползают и начинают сквозить. в то время как отопление в поезде не предусмотрено, потому что он летний. таким образом, морг среди пассажиров начался, стоило поезду выйти за пределы курортной части страны. как только народонаселение вагона убедилось в том, что чайком не обогреться, люди скоренько начали натягивать шторы.

и вот едут все такие красивые и загоревшие в полутёмном холодном вагоне. барак концентрационного лагеря со светомаскировкой, мать его. и гудит кто-то впереди, протяжно, сухо. или это ветер, запутавшись в полостях железного вагонного тела, свистит разными тонами, будто где-то над нами звучит фисгармония и звук её длится до самого горизонта. сквозняк обдаёт то запахом гари, то запахом отходов. и шаркают, шаркают по проходу всякоразные призраки. то белая сушёная бабушка, подволакивая ногу, грациозно движется в тамбур выкурить папиросу. то двое дядек неопределённого возраста примостятся на боковушке и начнут двигать шахматы с такой смесью азарта и мата, какая бывает только при игре в карты на средние деньги при низком достатке. у одного дядьки на левой руке у каждого пальца недостаёт по фаланге, у другого — тонкие фиолетовые губы и выпуклые желтоватые глаза, то ли сами по себе они такие, то ли просто от неровного света лампы так кажется. а где-то в голове вагона невидимая девочка всё спрашивает и спрашивает: "мама, когда мы будем дома? мама, когда мы будем дома?" а мама ей отвечает устало и уже без особого участия: "тише, Поля, тише". я залезаю под простыню с головой и как-то почти сразу засыпаю, для того чтобы через час с лишним снова проснуться и увидеть новых призраков.

и был лишь он один, способный выдернуть меня из этой стылой бредовой реальности в мир живых и тёплых людей.
он самый...

@темы: нетрудовые будни

00:38 

чемодан, вокзал и далее везде.

санитар леса
завтра срываюсь. дело за малым: не опоздать на поезд.
по случаю того что сегодняшний день — последний мой питерский летний день в этом году, вот вам детальный, состоящий из одного снимка фотоотчёт о минувшем лете и грядущем моём двухнедельном отсутствии:

всем привет, вернусь в сентябре :vv:

23:41 

неудивительные мысли об удивительных вещах.

санитар леса
нынешним летом сплошь странные, удивительные и вместе с тем непримечательные обстоятельства происходят то ли за моим окном, то ли внутри моей головы. затрудняюсь сказать наверняка, но как бы то ни было процесс этот сам по себе кажется мне крайне захватывающим и занимательным. вот, например, однажды в торчащей из-за крыши школы золотистой хреновине, размытой здешним влажным воздухом, я признала шпиль Петропавловской крепости и теперь всякий раз, с праздными намерениями высовываясь из окна, в первую очередь вижу его и только потом — происходящие на улице события. очевидно, намерения шпиля серьёзны, а значит, через месяц-другой во сне ко мне будет являться не Анна Ахматова, как прежде, но все неспокойные представители романовской фамилии, что уложены вряд пред скучающими взорами тысяч туристов.

но оставим в покое несчастный шпиль. тем более, запись эта не о нём. день за днём любуясь помещённым перед моим домом пространством, я невольно прихожу к мысли о том, что всякий двор есть изображение нашего государства в миниатюре. скажем, такая ситуация: две недели назад загорелся контейнер с мусором. а, помнится, лет десять назад у нас под окнами взорвали чью-то машину. стёкла дрогнули, и даже в телевизоре помеха пошла, так хорошо взорвали. разумеется, народ высыпал наружу и принялся любоваться живописным процессом пожара. в конце концов, не каждый день увидишь, как горит иномарка. особенно, в натуральную величину. пожарная машина приехала минут через сорок-пятьдесят, когда публика, зрелищно удовлетворившись и надышавшись дымом, вспомнила о своём гражданском долге. так вот, к чему эта некрасивая история. в третьем часу ночи загорелся мусорный контейнер. казалось бы, в третьем часу ночи люди либо спят, либо занимаются сексом, либо сидят в интернете. (пожарные, как и все люди, вероятно, занимаются тем же самым). вопреки ожиданиям, ещё до того как я успела вкурить отраву, во двор въехала пожарная машина, и через пять минут о пламенеющей помойке напоминала только лужа на асфальте. а ведь это просто помойка, которую, теоретически, никому не жалко. я твёрдо убеждена в том, что гражданская ответственность просыпается в отдельно взятом человеке лишь тогда, когда жизнь этого самого отдельного человека приближена к стабильной и безопасной. поперёк бурно организовываемых истерических настроений я наблюдаю положительную динамику, и мне от этого радостно.

с другой стороны, есть вещи, которые остаются неизменными. трудно сказать, является ли постоянность таких вещей проявлением загадочности русской души или же свидетельствует о каком другом паранормальном феномене, несовместимом с развитием государства. в начале записи я распространялась о крыше школы, над которой возвисает шпиль. под крышей, соответственно, расположено здание школы, а перед ним — небольшой стадион. каждое лето снаружи здания происходит косметический ремонт. и это, безусловно, хорошо. являясь невольным свидетелем этого действа, я наблюдаю изумительный нюанс, удивительным образом иллюстрирующий характер проводимых в нашем государстве преобразований. прежде чем вы возразите, что таковых не случается, я таки сделаю смелое предположение, будто они есть. но всякий раз они ставят перед миром риторический вопрос "нахуя?"

вернёмся к ремонту школы, который сам по себе, бесспорно, полезная затея. однако в процессе претворения оной в жизнь у кого-то из организаторов случается творческий всплеск, рождающий пресловутое преобразование: от ограды стадиона внутрь площадки проложили маленькую асфальтированную дорожку, что само по себе, в общем-то, даже неплохо. проблема заключается в том, что стадион, как я уже напоминала, маленький и гравиевая полоса для бега начинается практически сразу за ограждением. каждый раз, когда я смотрю на асфальтовую дорожку, она смотрит на меня в ответ и мысленно задаёт мне риторический вопрос "нахуя?" и я отвожу взгляд, потому что тоже не совсем понимаю, зачем прокладывать дорожку поперёк полосы для бега, где школьники будут сдавать нормативы и непременно спотыкаться, потому что поребрик дорожки выше, чем утоптанная и осевшая полоса для бега.

вот уже который день я ищу ответ на этот страшный безответный вопрос как в масштабе общего, так и в масштабе частного. и, естественно, который день мне не найти ответа. как так получается, что в целом неглупые люди, имеющие некоторый опыт работы и даже (а вдруг) ревностное к ней отношение, сочиняют и проводят улучшения там, где они с наибольшей вероятностью будут мешать?
когда я умру, напишите этот ответ на моей могиле, что ли D:

@темы: нетрудовые будни

23:08 

отчёт за истекший период. в двух словах.

санитар леса
истфак.
просран.

---


с сентября пиздую работать в икею собирать мебель, так-то

@темы: нетрудовые будни

15:16 

множественный эпикфейл: так не бывает, но иногда случается.

санитар леса
начну с короткого предисловия. девятое мая и непременный в этот день парад победы с детства были для меня чем-то, что нельзя упустить. во-первых, потому что мой маленький город таки оказался героем и даже в самые экономически скверные годы жизни нашей страны находились деньги и на парады, и на праздничные мероприятия типа бесплатной раздачи фронтовой каши всем желающим и т.п. во-вторых (которое, на самом деле, тоже во-первых), у родителей весьма трепетное отношение к этому празднику. и вот каждый год детства ради этого большого праздника я мужественно терпела нарядную белоснежную одежду, в которую меня наряжали, и в которой ни присядешь на парапет, ни залезешь на дерево и вообще, даже чихнуть лишний раз боязно. было хорошо и весело.
всё, конец короткого предисловия.

в этом году девятое мая началось для меня внезапно. то есть, за неделю до этого я сто раз успела утомить и махонского, и камизуки тем, что уже чёрт знает сколько живу в Питере, и ещё ни разу не была тут на параде, и что давно пора бы, и вообще хочется. то есть, мы всё-таки договорились. хердоктор мужественно согласился проснуться в пыточно ранний для него час и в полдесятого быть на Дворцовой площади, а камизуки не менее мужественно согласилась разбудить и отконвоировать хердоктора на место встречи несмотря на все те слёзы, сопли и мат, которые неминуемо обрушились бы на неё в процессе. я была рада, можно сказать, без пяти минут счастлива.
и всё же оно началось внезапно.

ситуация. ночь, хлебаю четвёртую чашку кофе, мучаюсь изжогой, читаю литературу по сорок пятому году, записываю факты, пребываю в судорожных литературных экзерсисах. то есть, ночи у нас тут уже почти белые, а энтузиазма во мне было столько, что всё казалось, будто ещё девять вечера и ложиться спать рано. как вдруг с бумажным грохотом на мою голову обрушивается висевшая на стене карта Берлина. приподнимаю её краешек, смотрю на часы. девятое мая, полчетвёртого утра.
"Победа!" — раздался ликующий крик:
где право, где лево узнал ученик.
посмеявшись весёлой шутке сквозняка, я вспомнила этот самый незамысловатый стишок и то, что мы договаривались на полдесятого. внутри меня тут же произошла нехитрая арифметика. чтобы к полдесятого быть пешком на Дворцовой, мне нужно выйти в девять. чтобы выйти в девять, мне нужно проснуться в восемь. а чтобы проснуться в восемь, мне нужно было лечь спать часов в двенадцать. желательно, в двенадцать дня. среди себя я знаю единственный способ не проспать: не ложиться вообще. и я не ложилась. из последних сил я допивала последние три чашки живительного растворимого кофе, писала две страницы мертвительного литературного бреда — я не заснула! но как-то так получилось, что из дому вышла на полчаса позже, собиралась в спешке. в спешке же выкидывала из рюкзака Платонова и кидала в него же (в рюкзак) фотоаппарат.

до Дворцовой площади я бежала. взмыленная, со зверским лицом, заколебавшаяся перешагивать и обруливать многочисленных детей, в беспорядке расставленных вдоль тротуаров среди неспешных родителей. я почти умерла, но я пришла вовремя. разумеется, одновременно с этим выяснилось, что хердоктор и камизуки опаздывают. не то что бы я удивилась или расстроилась, но в этот момент что-то такое случилось с моим лицом, что всё следующее время дети отскакивали от меня сами и мне уже не пришлось никого обруливать.

далее события развивались стремительно. магия эпикфейла явила мне свою великую силу.
сейчас немного картографии. на всякий случай, если кроме меня это всё-таки читает кто-то, в Питере не проживающий. Дворцовая площадь соединяется с васильевским островом через Дворцвый же мост. таким образом, с одной стороны моста, откуда шла я, была площадь и почти уже начинался парад, а с другой стороны моста, откуда шли хердоктор и камизуки, была стрелка васильевского и не было никакого парада. я мчалась им навстречу, попутно озираясь по сторонам и пытаясь запомнить те места, где мы, вернувшись, ещё сможем приткнуться и даже пофотографировать. но на том конце Дворцового моста, что упирается в васильевский остров, нас ждал казус. дело в том, что проход к Дворцовой площади со стороны васильевского острова был перекрыт. да-да, не проезд, а проход. стояли сотрудники милиции и никого не пропускали, кроме ветеранов (тут какбе без возражений) и — внимание! — иностранных туристов. до этого случая в моей жизни был только один момент, когда я не ощущала себя ни человеком, ни гражданином. тогда я меняла паспорт, уходила из вуза и скакала по миру без документов, удостоверяющих личность. тогда мне было весело. два дня назад я скакала у заграждений и наблюдала за тем, как пропускают китайских, итальянских и прочих туристов, но разворачивают российских туристов и вместе с ними самих петербуржцев, вышедших из грудничкового возраста, но не доросших пока до благородного ветеранского. признаться, мне не было весело ни разу. конечно, я ещё могла вернуться на Дворцовую, но с другой стороны ограждения виднелись рожицы хердоктора и камизуки и понимание того, что они будут там, а я здесь, меня радовало ещё меньше.

а ещё запомнился живой интерес, с которым наблюдали сотрудники милиции за нашим диалогом. я по одну сторону ограждения, махонский с камизуки — по другую. таки в результате я перешла туда, откуда не пускали. помнится, когда камизуки пыталась выяснить, по какому такому случаю происходит это безобразие, дядька у ограждения, занимавшийся отсеиванием петербуржцев от массы интуристов, высказал мысль о том, что нужно лучше выбирать тех, кого выбираешь, чтобы потом никто не выбирал, где тебе можно ходить, а где нельзя. то есть, он выразился менее замысловато, но общий смысл был таким. впрочем, понимание того, что он тоже не совсем рад выполнять эти идиотические инструкции, успокоения не давало.

следующий час мы сидели на остановке на стрелке васильевского острова и ждали, когда мимо нас будет проходить возвращающаяся с парада техника и, частично, военные, уже не парадным шагом, но всё же. и вот они пошли. как выяснилось, батарейки в фотоаппарате махонского оказались почти разряженными, а в моём — внимание! — не было плёнки D: это, блять, какое-то диво дивное. я знаю эту омерзительную развалину лучше, чем самоё себя, я по весу всегда определяю, есть ли внутри плёнка — для этого мне не нужно смотреть на счётчик кадров или делать пробный снимок в воздух. но именно в этот день я почему-то припёрлась на парад, на который не попала, с фотоаппаратом, в котором не было плёнки. выяснить, что у тебя есть запасная плёнка, но нет фотоаппарата, не так обидно, как выяснить, что у тебя есть фотоаппарат, но нет плёнки. я вам гарантирую. поверьте мне на слово и не пытайтесь вычислить степень обидности самостоятельно.

потом мы уныло пёрлись домой и находили успокоение в нецензурной критике городских властей. помимо этого махонский нашёл себе успокоение в декоративном советском флажке, которые в тот день продавались на каждом углу. я зажала пятьдесят рублей, так как сочла это обдираловкой, и всю оставшуюся дорогу размахивала одним на троих флажком, и размышляла, что в этот раз что-то мешает мне притвориться, будто он мой, и без чувства стыда и долга оставить его себе навсегда. подобное произошло почти со всем барахлом махонского, но почему-то не происходило сейчас.

уже под вечер я вернулась домой, заснула на два дня и всё это время думала, что в следующем году обязательно получится так, что и я, и махонский, и камизуки (и плёнка, и фотоаппарат, чего уж там), и (что самое главное) сам парад — со всеми нами произойдёт единство времени, действия и пространства. а не как обычно.
что ж, удачи мне D:

пс.
...но организационный момент с непропусканием петербуржцев на Дворцовую площадь есть в высшей степени убогая мерзость. и даже не потому, что это коснулось нас лично.
это моё заднее слово.

@темы: отечество иллюзий, нетрудовые будни, рукалицый попаболь

03:25 

фрагмент жизни в трёх частях (с послесловием)

санитар леса
= часть первая. об истоках зла =
в течение последних нескольких месяцев в моей жизни не происходит никаких интеллектуальных потрясений. вечерами, примостившись между барханами пыли, курю в форточку, а по утрам, едва проснувшись, через ножки стола наблюдаю, как безмятежно покачивается на волнах утреннего сквозняка иероглиф любви, и, конечно же, вкушаю носом всё то накуренное с вечера, что извечно однобокий ветер приносит обратно в комнату. с каждым днём моя жизнь становится всё более похожей на тот подозрительный и недостоверный парадиз, без разбойника, мытаря и блудницы, что был так отвратителен Гумилёву, который и отец, и поэт одновременно.

каждодневно, в тяжелейших душевных метаниях, я откладываю по кирпичу и тут же, не медля ни секунды, пристраиваю его к стене, коей намереваюсь огородить себя если не от лени, но хотя бы от холодильника, который, как известно всем, есть наипервейшее зло. в моём конкретном случае наипервейшее зло выражается посредством непочатой банки сгущёнки и банки консервированного салата из морской капусты, с перепугу купленной на днях в магазине по соседству и, увы, початой. иногда моё воображение играет со мной злую шутку и выдаёт совершенно несъедобные вещи за съедобные. в таких ситуациях мне категорически не смешно, но воображение продолжает шутить с упорством, достойным лучшего применения. с таким же упорством морская капуста в моём холодильнике стоит и пахнет. пахнет так крепко, что того и гляди попадают с дверцы магнитики из Германии и Удмуртии, а также прилепленные ими фотографии. в такие минуты мне кажется, что не стоило вынимать холодильник из пакета и подключать к розетке. в конце концов, магнитики можно было налепить и через пакет. во истину, всё злое в этом мире произошло от холодильника. всё, что происходило до холодильника, происходило авансом.

части вторая и третья, а также послесловие.

@темы: нетрудовые будни, патефонные иголки

14:27 

порвалася стена молчания.

санитар леса
уже полтора месяца как я ништо не писала, не тревожила ваше избранное рвущими экран записями.
у меня были основания. я изображала учебно-подготовительный процесс. я бы его и дальше изображала (с большим успехом), но, к несчастью, у меня обстоятельства.

во-первых.
хердоктор и я опять решили, что вам, должно быть, недостаёт дома ещё одной нарядной почтовой карточки, а почте России недостаёт работы.
у нас самые серьёзные намерения на этот счёт. стесняться и отмалчиваться не рекомендуется. хотите почтовую открытку? их по-прежнему есть у нас!
подробнее и достовернее можно почитать у хердоктора вот в этой вот записи.
если у вас есть серьёзные основания полагать, что, заполучив ваш адрес, хердоктор тут же умчится к вам домой проводить сеанс насильственной психотерапии, можете смело оставлять координаты мне. я ему их не покажу.

во-вторых.
просто мне всегда есть, что сказать. просто страсть как хочется повествовать какую-нибудь печальную историю из своей жизни, чтобы вы читали и смеялись до слёз.
тоже обстоятельства, согласитесь.
запись создана: 17.04.2011 в 19:44

23:30 

про то, как красота дарит людям радость.

санитар леса
у меня есть застарелая детская травма. нет, не та, которая связана с учебниками английского шестьдесят четвёртого года. дело в том, что у меня было счастливое беззаботное детство, первую половину которого я напрочь не помню, а вторая исполнена приключениями, поисками сокровищ на помойке, соприкосновением с неземными формами жизни на школьной стройке и общением с родителями. ясное дело, что ни день, то травма.

так вот, однажды в детстве меня решили красиво постричь. до семи лет меня не стригли ни разу, я ходила шерстяная, как Тарзан, сорила волосами на ковёр так, что пылесос кашлял, как туберкулёзник, и каждый раз, когда меня заплетали перед детским садиком, я плакала слезами большими, как двадцатикилограммовая папина гиря для зарядки, и солёными, как самое солёное в мире море. но потом внезапно мне настало семь, школу достроили, мама упаковала меня в приличное платьице и понесла к суровой тётеньке, которая, взглянув на три ряда палочек и услышав "зызызы бук" в моём исполнении, тут же поставила страшный диагноз "годен". так меня записали в первый класс. торжественная линейка намечалась на через неделю. тогда мне казалось, что школа — это лучше, чем поиск сокровищ на помойке и контакты с неземными формами жизни вместе взятые. словом, я была так рада, что даже приличное платьице, жмущее и колющее во всех местах, не смогло притупить ощущения надвигающегося счастья. приблизительно за день до торжественной линейки родители решили, что моё ощущение надвигающегося счастья будет неполным без красивой стрижки.

и меня повели к парикмахеру. добрая женщина, завидев меня и мои тарзанские космы, гордо вползавшие в помещение парикмахерской, долго мучила маму характерными перед такой процедурой вопросами. вы хорошо подумали? вы уверены? может, просто подровнять? вы точно этого хотите? но мама была непоколебима, как гора Эльбрус, а мне было совершенно всё равно, потому что парикмахерская со всеми её зеркалами, креслами, ножницами, халатами, сушилками и запахами казалась мне параллельной вселенной. почти как космический корабль, только без невесомости. мне не было никакого дела до волос.

потом меня полчаса прикручивали к креслу, стараясь найти оптимальное положение, в котором парикмахеру будет проще добраться до волос, а мне будет всё видно и я перестану крутить головой. сорок минут парикмахер сражалась с моими космами. отважно, как разъярённый лев Бонифаций. одновременно с этим она раскрывала маме тайные тайны цветения фиалок, герани и папоротника. в ответ на это мама рассекречивала секреты торта "Наполеон" в тридцать восемь коржей (в плохую погоду) и в сорок пять (в хорошую). мне по-прежнему было всё-равно. потому что в кресле и под атласной накидкой я уже покинула пределы Солнечной системы. и давившая в шею прищепка, которой закрепили накидку, ничуть мне не мешала.

через сорок минут с меня сняли накидку, сдули с головы и плеч издержки производства и поставили на пол лицом к маме. пожалуй, в первый (и в последний) раз в жизни я увидела в маминых глазах ужас сомнения в том, чей ребёнок перед ней находится. сорок минут назад в кресло посадили девочку — сорок минут спустя из кресла вынули мальчика. в ответ на незаданный мамин вопрос современная наука подозрительно тихо молчала, а парикмахер подозрительно громко говорила о том, что она предупреждала. но делать было нечего, и, взяв незнакомого мальчика за руку, мама пошла домой. а дома папа смеялся до слёз, рассказывал, как однажды в одесском порту его постригли так, что если бы мама увидела, то наверняка подола бы на развод; отец успокаивал, что вырастут новые, а брат с надеждой интересовался, что если я теперь брат, а не сестра, то можно ли со мной драться. мама хмурилась, говорила что-то о том, что все мужики дураки, и тщетно пыталась закрепить на остатках моих волос бантик.

на торжественной линейке в первом Жэ классе было пятнадцать девочек, десять мальчиков и я с бантиком на остриженных под горшок волосах.

собственно, к чему это? далее — порно с собаками.

@темы: нетрудовые будни

16:07 

...до нас всегда доходит с опозданием на несколько дней.

санитар леса
по-хорошему, всё случилось два дня назад, но организованно около интернета я оказалась только сейчас.
результаты джема о художниках и их персонажах. мы с махонским в первом ряду, и от радости нам почти не стыдно :rotate:
далее — цитирую пост :3

02.03.2011 в 04:19
Пишет Katerinich:

Джем. Финал.
Они разные, их много и все они наши! Дамы и господа, джем "Художники и их персонажи" феерически завершился.



читать дальше

Ура всем нам! :ura:
Ну и, с весной всех, кстати :sharm:


URL записи

21:07 

была весна, чесались псы, дымился мусорный бак.

санитар леса
...с утра за окном было почти то же самое, только немного прохладнее. с неба падала неубедительная снежная крошка, с крыши капало. вороны троллили голубей, стремительно пикируя с деревьев на помойку и фиктивно целясь оппонентам в глаз. последние мужественно убегали, гадя воронам под ноги. с высоты четвёртого этажа, в компании батареи и тёплого линолеума птичий конфликт казался наигранным и лишённым драматизма. с высоты четвёртого этажа птицы были похожи на юных реконструкторов, тайно от милиции тренирующихся за высокой оградой театра "кукушкино гнездо" в далёком городе N, куда, если верить слухам, через два года ни один поезд вас уже не отвезёт.

похожая погода была года два или четыре назад. я прогуливалась по Юсуповскому саду и делала летописные фотографии уточек и кормящих бабушек. уточки стыдливо уходили под воду ногами вверх, оставляя на воде круги и недоеденный хлеб, бабушки ворчливо уходили в себя, сворачивая и пряча опустевшие пакетики в карман, предварительно вытряхнувши крошки в произвольную сторону. словом, мне как обычно не везло. сидящий в самых потаённых недрах моего организма гений жанровой фотографии меркантильно складывал количество неудачных кадров, умножал на стоимость фотоплёнки, безжалостно оглашал цифру в рублях и требовал результата. отчаявшись, я начала прогуливаться ещё тщательнее и ещё пристальнее тыкать объективом в личное пространство совершенно посторонних мне людей. расход совести у начинающего фотографа пропорционален расходу плёнки — так я тогда думала, но несмотря на это смело совала глаз в видоискатель, уверенная в том, что как ни крути совести гораздо больше и стоит она куда дешевле.

день уже клонился к вечеру, но я всё терзала и терзала фотокамеру; гений жанровой фотографии внутри меня, наконец, скоропостижно умер, как случилось это с Бонапартом, Печориным и "титаником" из предыдущей записи, и я уже потянулась было в карман, дабы прикрыть крышечкой бесстыдную оптику, как вдруг обнаружила в кадре двух ребят с какими-то палками. я стремительно наводила резкость на них — они стремительно шли на меня. как только картинка стала чёткой и непонятные палки обернулись мечами, рождая в сердце смешанные чувства удивления, предвкушения и предрешённости, в моей голове пронеслась догадка, что вот теперь-то мне и моему фотоаппарату, в конце концов, воздастся за всё. на мгновение я почувствовала, как где-то в другом конце Петербурга моя преподаватель по фотомастерству вдруг замерла у окна, потеплела сердцем и, обратив серо-зелёные глаза к небу, вымолвила: "Господи, ну, пусть они её догонят".

но вышло так, что догадка моя оказалась тщетной, а мольбы преподавателя — напрасными. ребята оказались дружелюбными ролевиками, и следующие полтора часа меня учили размахивать мечом, сделанным херн знает из какого материала, название которого я не запомнила. в скобках стоит отметить, что в ту пору я была хоть уже и не молода, но всё же гораздо моложе, кость моя была шире, а грудь больше. раза в четыре (как минимум). ребята постоянно отвлекались, а я попадала мечом им по пальцам. конечно же, не со зла, а из-за того, что меч оказался слишком тяжёлым, а мои руки — слишком неприспособленными. в те минуты я радовалась, что в моих руках не фотоаппарат, а меч. фотоаппаратом я бы их убила наверняка.

...с утра за окном было почти то же самое, только немного прохладнее. в течение прошедшей недели в сугробы на спортивной площадке перед школой жильцы близлежащих домов потихоньку выбрасывали новогодние ёлки. ёлки не хотели умирать, а потому в падении переворачивались и утыкались стволами в снег так, будто росли здесь всю жизнь. видимо, именно по этой причине въехавший во двор мусоровоз, забрав переполненный контейнер (вместе с голубями и воронами), в очередной раз проигнорировал списанные новогодние деревья и уехал прочь. на беду ёлкам после мусоровоза во дворе появились дети, тут же заметили торчащие из сугроба тонкие деревца и начали ими сражаться. приблизительно так же, как я с теми ребятами или вороны с голубями.

через пять минут я докурила кофе, допила сигарету и отправилась к махонскому продолжать встречать масленицу, так и не узнав, кто же победил в неравной схватке: дети или ёлки. как бы то ни было, мне кажется, что всё закончилось хорошо.

@темы: нетрудовые будни

15:07 

алярме. монстры среди вас.

санитар леса
блять. я откусила носик у чайника.

... а ведь как прекрасно начинался день. начинался в двенадцать дня. никто не долбил по крыше, сбивая лёд. никто чувственно не орал матом, выталкивая машину из снега. светило солнце, верезжали птицы, шатались деревья. на пол, на мебель и на меня величественно опускалась пыль. пожалуй, это было бы очередное прекрасное воскресное утро, о котором я забыла бы уже в понедельник, не настигни меня необычное желание попить вместо утреннего кофейку утренний чай. желание было настолько необычным, что я решила собрать и вымыть всю посуду в комнате. даже ту, которая была чистой, но давно стояла и запылилась. (в скобках стоит отметить, что я неистово люблю мыть посуду: бывало, приду в гости к махонскому и мою, мою, мою весь день посуду, будто меня прокляли; наверное, в этом есть что-то нездоровое, и как доктор махонский, возможно, даже заинтересован в том, чтобы меня вылечить, но как человек и гражданин делать он этого, конечно же, не станет).

так вот. несмотря на то что рук у меня мало, а посуды много, я таки ухитрилась разместить последнее в первом, взяла заварочный чайник в зубы и вышла в нарядно сверкающий коридор, только-только вымытый соседом. где-то на полпути к кухне я внезапно почувствовала, что в чайнике ещё есть жизнь ещё остался чай, и не раздумывая ни минуты, решила его допить. я мгновенно и совершенно точно рассчитала, что, продолжив движение с прежней скоростью и подняв голову (вместе с чайником) на сорок пять градусов, я допью оставшийся чай как раз к тому моменту, когда дойду до раковины.

представьте себе эту картину: я шагаю по коридору в обнимку с посудой, задравши наверх чайник (вместе с головою) и пью чай. на мой взгляд, очень торжественно. то есть, если бы я не сутулилась, можно было бы подумать, что я выполняю почётный караул. наслаждаясь позавчерашним чаем и думая о том, как восхитительно выгляжу со стороны, я не заметила, как открылась дверь кухни и в коридор вышла швабра, за шваброй вышло ведро, а за ними следом — сосед. нас разделяло пять шагов. но, увлечённая мыслями о себе, я шла неумолимо. также неумолимо ко дну шёл "титаник", а к острову Святой Елены — Наполеон. единственная разница между нами состояла в том, что они шли вниз, а я — вперёд. до поры до времени.

одной ногой ударившись о швабру, а второй вставши в непросохшую лужу, я заподозрила что-то неладное. мгновение спустя между мною, "титаником" и Наполеоном не стало различий. впрочем, нет, ни у Бонапарта, ни у парохода в их скорбном пути вниз, однозначно, не было крышечки от чайника на правом глазу. будучи официантом в анамнезе, я судорожно сжала в объятиях посуду, в зубах — носик чайника и отдалась на волю судьбе. оставшуюся секунду падения я была фаталистом, я была Печориным, выворачивающим деньги на стол и восклицающим "вы умрёте!". а секунду спустя в моих зубах хрустнул носик чайника, по рту разлился приятный вкус фаянса, а по полу — так и не допитый чай с большими, развернувшимися листьями заварки и ягодами шиповника. "блять", — подумала я.

так за одно прекрасное воскресное утро во мне разом умерли "татиник", Бонапарт и Печорин, а также трагически скончался заварочный чайник. а сосед, не внемля приключившейся на его глазах трагедии, всё хохотал и хохотал, опершись на швабру, и сквозь смех пытался сказать мне, что по второму разу перемывать коридор не будет. (в скобках стоит отметить, что мыть пол я люблю гораздо меньше, чем посуду, хоть и делаю это два раза в неделю).

теперь передо мной стоит задача не из простых: что делать? да, я могу пойти и купить другой заварочный чайник. (я даже могу его украсть, допустим, из чайной ложки — вот только зачем мне такой страшный чайник?) как бы то ни было, где гарантия, что на следующий день я не откушу нос новому чайнику? именно. нигде.

после часа раздумий, в течение которых я мыла пол и посуду, я нашла единственный возможный выход из ситуации. отныне буду заваривать чай прямо во рту.

@темы: нетрудовые будни

13:55 

вот, если все с крыши прыгнут, вы тоже прыгнете?

санитар леса
разумеется. и даже без каски и парашюта.
потеряв остатки совести, мы с хердоктором решили затесаться во флешмоб к незнакомому человеку. вот так вот припёрлись к человеку в дневник и сказали: "можно?" а нам из вежливости ответили, что да.

собственно, с чем мы придём во второй раз.
я думаю, не сложно догадаться, кто из нас что рисовал xD


@темы: кисточки-ластики

01:30 

весёлая и поучительная история про то, как меня наебали :С

санитар леса
похожая драма случилась в истории про то, как поросёнок Пятачок решил подарить нарядный воздушный шарик, но у него не получилось, потому что он был лох и не смотрел под ноги. мой редкий читатель! если в этот вечер ты совершенно не настроен читать многословную матерную ахинею, которая, несомненно, будет представлена ниже, без ущерба для понимания произошедшего со мной можешь смело прочитать более культурный и более нежный аналог: Винни-пух и Все-все-все + CtrlF "ГЛАВА ШЕСТАЯ. В КОТОРОЙ У ИА-ИА БЫЛ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ, А ПЯТАЧОК ЧУТЬ-ЧУТЬ НЕ УЛЕТЕЛ НА ЛУНУ".

для тех же, кто не ушёл (полагаю, в основном, для себя), продолжу.

уверена, они есть в каждом городе нашего необъятного отечества. по крайней мере, переехавши пять (или уже шесть?) лет назад в Петербург, на улице, где проживал хердоктор, я внезапно обнаружила вывеску со знакомой до боли аббревиатурой ЦУТ. не путайте с тем, что имеет на конце букву пэ и управляет полётами. товарищи из этой организации повелевают более прозаическими, но от этого не менее загадочными вещами. то есть, если вам вдруг надоело, что каждый зимний вечер вас ест за ногу соседский ротвейлер, вы пойдёте и оторвёте яйца соседу. или если вам вдруг, допустим, пятнадцать лет и у вас внезапно закончился мозг, но началась любовь к ракинролу в тяжёлой его форме, вы пойдёте в ближайший обувной магазин для юных неформалов и купите себе там большие нарядные ботинки с металлическими вставками в самых неожиданных местах.

но рано или поздно в один прекрасный день вы почувствуете, что вас тяготит роль стандартного обывателя, вы мучительно захотите разнообразить свой унылый быт. и тогда, в очередной раз опечалившись оттого, что соседский ротвейлер ест вашу ногу, вы не пойдёте отрывать соседу то, что осталось неоторванным, но отправитесь в ЦУТ и купите там волшебное шайтан-устройство, условно отбивающее яйца собакам обоего полу по обе стороны от сибирского федерального округа. или когда вам в очередной раз случится пятнадцать, закончится мозг и начнётся любовь, вы не пойдёте в обувной магазин, но отправитесь в ЦУТ и приобретёте там приспособление "антигололёд", которое способно придать вам изысканный вид опытного и уверенного в себе садомазохиста, даже если вы обуты в китайские дачные шлёпанцы.

до позавчерашнего вечера я была закоренелым унылым обывателем и скептически относилась к магазинам с вывеской ЦУТ. скажем прямо, я смотрела на вывеску, как на говно. скажем ещё прямее, у нас с ней это было взаимно. но два дня назад моя жизнь круто изменилась. в мой почтовый ящик кинули рекламный буклетик, и я почувствовала жгучую потребность обменять всю свою последнюю зарплату, нет, не на бесполезное, но уникальное говно, а на подарок для махонского. вообще, я широкой души человек и мне крайне легко дарить подарки. вместе с тем мне крайне сложно дарить их вовремя. а тут мне предоставили возможность сделать подарок с опозданием всего на день.

потому что я увидела это

от радости у меня случился тремор рук и ног, и весь следующий день я провела в радостном предвкушении, как куплю хердоктору по танку т-34 на каждую ногу и пойду дарить. подарок медленно, но неотвратимо начал опаздывать уже на два дня, но неизбежность его дарения вселяла в меня небывалую воодушевлённость и предприимчивость, результатом чего стало то, что я пообещала ещё одному человеку купить два таких же танка и намылить их бандеролью при первой же возможности. я была собой довольна. дьявольски. настолько довольна, что на третий день уже в восемь утра надела свои лучшие (чистые) носки и принялась ждать, когда же откроют магазин.

в тринадцать ноль-ноль я была на подходе. в тринадцать ноль-одну я выключила плеер. в тринадцать ноль-две я уже рыдала на плече у суровой, как крейсер Аврора, продавщицы (с очень добрыми глазами), которая, рыдая в ответ, успокаивала меня, рассказывая, что ничего подобного у них никогда не было и в помине, что креативный дизайнер для обложки спиздил картинку из неизвестного места в интернете, что она, продавщица, уже потеряла счёт дурам, которые приходят и спрашивают тапочки, а потом рыдают в мисочку для сдачи и что теперь так же, как я, вот уже неделю рыдают пять девушек в справочной, которым всё звонят и звонят, и интересуются, остались ли в наличии тапочки т-34.

в общем, так махонский в очередной раз остался без подарка, а я впервые чуть не подарила его почти вовремя, с опозданием всего на два с половиной дня.
но это ещё не конец истории. потому что я во что бы то ни стало найду эти тапочки, куплю их и ими же разобью в кровь морду тому креативному дизайнеру, что составлял обложку для буклета. ну и, разумеется, подарю их махонскому. а вторую пару намылю бандеролью.

@темы: нетрудовые будни, рукалицый попаболь

23:15 

откровения в одиннадцать-пятнадцать

санитар леса
что б я без вас делала, хердоктор? жила бы спокойно.
запись от махонского про это. бегу сто метров и передаю эстафету. кто не спрятался, я не виновата.

=первые три песни в плеере=
лирическое отступление: у моей шайтан-машины не работает дисплей. кривить душой не буду, я совершенно наверняка бы оторвала махонскому яйцы, если бы исполнители и названия песен оказались бы мне неизвестны. итак.
песни же:
1. trans-siberian orchestra - a mad russians christmas.
2. тальков - чистые пруды.
3. чиж и авеню - капель.

=три вещи, постоянно находящиеся в сумке=
1. документ, подтверждающий личность и прописку и опровергающий наличие детей и судимостей.
2. старая добрая тетрадь энкавэдэшника с кучей говна в ней.
3. голова альфредо гарсия вязанка ключей.

=три обязательных действия перед сном=
1. проснуться.
2. разгладить бобрушу.
3. положить бобрушу под лицо.

=три человека, которым передаёшь флешмоб=
Kamizuki
RoadJack
Пеликан на Пустоши
да, я уже чувствую лучи любви и обожания, полетевшие мне в лицо.

20:22 

тьфу на меня.

санитар леса
танцы среди себя. часть вторая.



пойду выкину себя в мусоропровод и заживу наконец-таки нормальной жизнью.
пить брошу и немецкий выучу.

@темы: нетрудовые будни, патефонные иголки

отец, отец, поправь мне бант, сюда идёт философ Кант.

главная