• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:19 

почтово-карточное.

санитар леса
в двух частях. в первой хвастаться буду, во второй — помощи просить.
понеслись же!

часть первая. пе-пе-печка въ первой комнатерня.
на днях махонскому в ящик принесло замечательную просто почтовую карточку от RoadJack. а так как карточка эта оказалась всамделишной допотопной, то я тут же диавольски стремительно реквизировала её в свои личные запасы. помимо мордашки отсканировала и прикрепила часть задника карточки: "в пользу общины Св. Евгении" — достаточно обширная серия, всякий раз, когда роюсь в антикварных комиссионках в поисках почтовых чудес, непременно встречаю одну-две с такой пометкой. теперь у меня на одну карточку из этой серии больше. спасибо же :rotate:
и, собственно, она сама:


часть вторая. мой дорогой Пауль.
дело в том, что давным-давно мне случилось наткнуться на одну интересную карточку. впрочем, интересна она мне не столько передом, сколько задом. потому что, правильно, она вся меленько подписана. я подозреваю немецкий, но не уверена до конца. собственно, "мой дорогой Пауль" — это единственное, что мне удалось разобрать xD потому что я филологический неуд и потому что знание немецкого алфавита плохо помогает, когда дело доходит до старой каллиграфии. посему, товарищи немцы, кто есть живой, выползайте, пожалуйста, и помогите в расшифровке, кто чем может. уж больно интересно знать, что же там случилось :3
и вот вам непосредственно аверс и реверс корреспонденции тому самому Паулю:

@темы: карточки

21:48 

сопли без сахара.

санитар леса
я почему-то люблю думать о бесполезных и очевидных вещах. но вам, наверное, хватило девяти страниц дневника, чтобы это понять, так что к чёрту большое красивое вступление.

случилось месяца два или три назад, но до сих пор отчего-то вспоминается. мы с махонским болтались по "ленте", закупались всяческой вкусной (и не очень) едой. выруливаем мы, значит, в молочный отдел, а там — вакуум. на полу лежит мужик, у мужика из головы — кровь. два сотрудника торгового зала прикладывают к голове мужика салфетки, над ними возвышается звонящий в неотложку охранник. рядом девушка с тележкой и ребёнком: стоят тихо, как неживые, и лица у обоих окаменевшие. кровь на сером полу выглядит неправдоподобно ярко. как будто и не кровь вовсе, а кто-то что-то пролил. я замираю, как трамвай без электричества; махонский тоже замирает. механическая женщина несколько раз громко, на весь гипермаркет, просит присутствующих в магазине врачей о помощи. за нашими спинами уже топчутся другие люди. видимо, им, как и мне, тоже сначала кажется, что кровь не настоящая, а киношная, что можно не расходиться — ведь мужик сейчас поднимется, отряхнётся, и разрешат пройти в отдел и взять уже себе молока/сметаны/кефира и т.п. но мужик лежит, народ стоит, на полу кровь. никто ничего не знает — немая сцена. вдруг где-то позади шустрое такое шевеление: мимо нас со словами "пропустите, я медработник!" просачивается дама. "ну, слава тебе, господи", — уже, наверное, подумали все, как вдруг дама, резко сменив траекторию движения, кинулась к холодильнику, цапнула оттуда какую-то жратву и была такова. у меня все чувства, которые я внутри чувствовала, одномоментно взяли и закончились. толпа рассосалась, и мы с махонским вместе с нею. что характерно, вся описанная сцена длилась не более минуты. но всем хватило. через полчаса, когда мы снова проходили мимо, в отделе у холодильников уже толпились люди, а пол был опрятным и чистым. мы взяли ряженки.

или вот ещё ситуация. субботний вечер, почтовое отделение, полчаса до закрытия. внутри работает только один сотрудник, а всем хочется вот прямо сейчас отправить письмо, купить пакет для бандероли, получить пенсию и отправить бланк на регистрацию. за окном непреходящие петербургские сумерки, начинающиеся прямо с обеда, и извечный же гололёд, начинающийся прямо с ноября. в нашем случае сумерки отягощены снегопадом, а гололёд — колдобинами от недавно сбитой с крыш, но неубранной вовремя, а потому вмёрзшей в снег наледи (у меня язык не поворачивается назвать эти громадные сталактиты сосульками). очередь множится, очередь нервничает, а стрелки часов тем временем подползают к критическим отметкам, соответствующим закрытию заведения. дождавшись своего часа, я начинаю художественно рассказывать сотруднику почты про то что с уведомлениями, что никак нельзя перепутать квитанции, потому что в суд, и внимательнее нужно с адресами. я чувствую, как очередь неодобрительно смотрит на мою кипу корреспонденции, и подумываю о том, как бы мне без ущерба для здоровья ухитриться прикупить ещё и каких-нибудь нарядных марок, предварительно посмотрев и повыбирав. я уже почти придумала, как вдруг: "ой, как бабушка упала!" — печально и сокрушённо восклицает дама из ожидающих, глядя в окно. все присутствующие, как по команде, поворачивают лица к окнам, за которыми тротуар, и тут же — обратно к часам на стене. как закоренелый перетаскиватель колясок через сугробы и переводитель старушек через дорогу я дёргаюсь к выходу, как человек, материально ответственный за отправляемую корреспонденцию, я дёргаюсь обратно. так бы я, наверное, и дёргалась до нервного тика, если бы всё душевное напряжение не снял ленивый и праздный вопрос какого-то дядьки: "ну чо она там, поднялась?" и едва заметившая факт падения дама кивнула, я почувствовала, как вся очередь морально расслабилась и вернулась к напряжённому созерцанию часов. я продолжила думать про марки, конечно же.

сопоставляя два этих события, я невольно прихожу к мысли о том, что всем людям независимо от склонности к морализаторству и от степени воспитанности нужен человек, который примет на себя ответственность. непроизвольно, без официальных заявлений и извинений, без благородной и самоотверженной составляющей. сделает или скажет что-то такое, от чего все прочие люди почувствуют себя легче, потому что хотя бы на мгновение, но задумаются: "вот ведь ужас какой! и как таких земля носит!" — ведь они-то, эти люди, на самом деле, не такие. будь у них возможность, они бы что-нибудь сделали, но вышло так, что они сделать ничего не могут, а значит, их бездействие, особенно на фоне "неправильных" слов и действий, кажется если не обоснованным, то хотя бы не таким циничным и вызывающим. я не буду сейчас развивать трагичную мысль о том, что все люди гады и настоящие героические рыцари и сердобольные принцессы вымерли ещё до мамонтов, но мне теперь вдруг стало интересно, как много каждый отдельно взятый человек готов сбросить с себя в тень подобной "стены ответственности" и как много готов каждый отдельно взятый человек отдать за то, чтобы такая стена гарантированно появлялась в его жизни по первому требованию.

@темы: нетрудовые будни

17:22 

...с большой нежностью из у!б

санитар леса
неизвестный заказчик! то у!б спешит поздравить тебя с днём 14 валентина и показывает по этому поводу картинку:



в качестве примечания добавлю, что изображённая на голове Эдварда шапка есть хитроумная эстонская модификация колгот и шарфа, которую можно не только удобно носить на голове, но так же и наматывать на шею (себе и друзьям).

пис.



 

17:37 

побочные продукты большой нежности.

санитар леса
...я долго думала, что же мне напоминает этот кадр:


а оказалось
вот что

всем спасибо, у меня всё :3

01:32 

нипрошто, собственно.

санитар леса
4 февраля.
этот день отныне станет знаменательной, памятной датой в моей бесконечной студенческой жизни. ибо именно в этот день впервые за многия годы меня послали на допсу.
по такому случаю объявляю среди себя танцы до упаду.

...
5-10 февраля.
непонятно на кой чёрт установила симс3. (особенно непонятно ввиду событий четвёртого февраля).
теперь жду благодетеля, который придёт ко мне ночью и снесёт этот опий нахрен. а пока благодетель не пришёл, имею сказать по этому поводу следующее:
1. там можно сделать машину времени и... путешествовать во времени? хер с ним, с временем — в ней можно трахацца!
2. там можно ходить ходить по древним пирамидам... и находить сокровища в саркофагах? хер с ними, с сокровищами — в саркофагах тоже можно трахацца!
собственно, идущие выше два пункта есть основная смысловая нагрузка записи :alles:

за сим откланиваюсь до конца допсы. после чего вернусь к вам с новой порцией танцев: либо по поводу исключения, либо по поводу сдачи.

@темы: нетрудовые будни, патефонные иголки

01:33 

онанимное голосование.

санитар леса
пока, глядя на заголовок записи, граммарнаци внутри меня из последних сил молчит ртом, я буду говорить. жаловаться не буду (потому что жаловаться нам в у!б всё равно что с жиру беситься — нескромно и неразумно) и возмущаться тоже не буду. сокрушаться стану. вот.

давеча, решив положить хуй таёжный прибор на экзаменационную истерику, я выбралась за едой. до еды, впрочем, я так и не добралась, зато мы с махонским, наконец, умыли, побрили и поклали в коммунити крохотный вбоквел по известным мотивам. отмечу сразу, это была первая публикация непереводного творчества после введения новых правил. а потому мы, прикрутив обязательную ныне форму голосования, затянули кишки тугим морским узлом и с интересом принялись ждать. что характерно, ждать пришлось недолго. настолько недолго, что я до сих пор, спустя много часов, странно посмеиваюсь.

ладно я, я человек плавный и читаю до неприличного медленно, но, граждане, кто делает это быстро, скажите пожалуйста, каким образом можно прочитать четыре страницы текста за полторы минуты? у меня теперь нездоровое какое-то обострение интереса случилось. я же теперь спать ни одним глазом не смогу, пока не узнаю наверняка тайну этого явления: в пять ноль-две мы публикуем текст, а в пять ноль-три в голосовании уже два отрицательных голоса. даже мы каждый со своего аккаунта за себя в плюс проголосовать не успели — а там уже кто-то таинственный прочитал, огорчился и ткнул по кнопочке. поди ж ты! вот такие вот секретные материалы в нашем клубе по интересам происходят — а мы-то и не догадываемся! D:

если серьёзно и без псевдоинтеллигентного юродствования, то всё это огорчительно. нет, не отрицательные голоса. таки у!б не червонец, чтоб нравиться всем. огорчительно то, что изначально задуманное как индикатор объективного мнения в результате всё равно служит для выражения негативного отношения не к содержимому, но к теме, героям или авторам. (я искренне верю во вменяемость нашего народа и последнее в перечислении считаю маловероятным фактом). на мой взгляд, было бы просто отлично, если бы здесь, как и в жж, предоставлялась возможность делать голосования публичными. не для того чтобы авторы-параноики могли отслеживать и записывать имена своих недоброжелателей, а для того чтобы господа голосующие лишний раз подумали, насколько на самом деле положительно (или отрицательно) их мнение и нужно ли им голосовать вообще.

анонимность освобождает человека от необходимости думать, и мне это бесконечно печально. но дабы не опечалиться вконец, я лезу на ютуб, пишу заветное в строку поиска и смотрю вот это:
(вернейший способ решать расстройство от любой неадекватной критики. штоб я без этих ребят делала, ума не приложу).

12:16 

я чувствую жопой шаги командора.

санитар леса
милейшие!
уже неделю как со мной случилась сессия.
по 4 февраля включительно я не буду срать у вас в каментах.
но 5 февраля я вернусь и наверстаю упущенное. трепещите.

02:14 

карточное.

санитар леса
давеча решили мы коллегиально всем творческим объединением организовать известное многим почтовое мероприятие. вы нам — свой адрес в личку, мы вам — карточку в путь. вы наверняка уже читали во френдленте более развёрнутую и красочную запись у махонского, но я повторяюсь на всякий случай. вдруг кто не заметил, но кому-то очень хочется :vv:

со вчерашнего вечера (сегодняшней ночи) большой стол заказов можно найти у нашего доктора вот по этому адресу: урль! либо можно смело писать в личку мне (мало ли, вдруг вы внезапно почувствуете опасения, будто махонский, злобно хохоча, сделает четыре ошибки в названии вашей улицы, и решите, что я сделаю на две меньше).

собственно, если по существу, то на этом всё. но у меня есть ещё не по существу.
раз уж у нас пошла такая тема, хочу поделиться с вами одной из моих любимых почтовых карточек. (тем более, что совсем скоро махонский безжалостно отберёт у меня свой сканер и делать красивые копии открыток я смогу только тогда, когда научусь фотографировать). но оставим бытовое в скобках, двинемся далее.

итак, все старые карточки вне зависимости от их стоимости делятся для меня на два вида: те, на которые наглядевшись, я отправляю путешествовать по свету, и те, на которые я наглядеться никак не могу, и отправлять по свету их я, по всей видимости, заставлю кого-нибудь из своих друзей, что умудрятся остаться в живых после того, как я сыграю в ящик. расположенная ниже относится к последней категории, потому что... посмотрите, и всё сами поймёте. это музыка. и она прекрасна.


Баллестрiери. Музыка.
сами понимаете, у меня появилось неистовое и непотопляемое желание найти другие работы этого художника. но, к сожалению, человек я в живописи не подкованный, а как нынче повелось в интернетах, чего нет на википедии, того и в природе не существует. но нет, нет! ещё ничему прекрасному в этом мире не удавалось уйти от упорного идиота, даже если сам яндекс упал поперёк дороги. итак, Лионелло Балестриери. художник с пока не известной мне биографией, но с некоторыми добытыми его работами. у него много портретов музыкантов, а ещё умопомрачительно красивые женские образы. прошу смотреть и жаловать.

Балестриери. репродукции. пять штук.

и, внимание! ещё одна! если судить по названию исходника, то в сюжете картины — музыка Бетховена. но присмотритесь, ведь вы тоже увидели тех двоих, слева? Балестриери. Музыка. Бетховен.

сегодня я засну счастливым человеком .)

и пока я окончательно не уснула.
• во-первых, вот вам адреса, откуда были взяты изображения и где можно посмотреть ещё: часть один и часть два.
во-вторых, уважаемые! если вдруг кто-то когда-нибудь невзначай, случайно встретит что-нибудь об этом самом гражданине Балестриери — дайте знать тёмному человеку, буду премного благодарна нашла, уже нашла :3

@темы: карточки

14:58 

море радости (хвастаюсь же) и берег печали.

санитар леса
радостные явления одно за другим настигают меня с начала прошлогоднего декабря.

всё началось с того, что я подключила стиральную машину. это особая, отдельная глава моей жизни, наполненная эротизмом и чувственностью, многократно превышающими мой болевой порог. год назад, едва я документально переехала в свои пятнацатиметровые каменные палаты, вперёд меня и моего барахла привезли стиральную машину и холодильник. с последним худо-бедно удалось разобраться и таки подключить через полгода (зато теперь я ведаю тайную тайну хранения продуктов летом без холодильника; я унесу эту тайну с собой в могилу, то же самое касается и махонского, если он осмелится проболтаться; причём, касается скоропостижно). а вот на пути нашего со стиральной машиной счастья встал огромный соседский шкаф, непроходимо закрывающий стену между коридором и ванной. (в скобках отмечу, что у меня не самая лучшая стиральная машина: она не оснащена блютусом и вайфаем, а потому передавать воду из трубы в себя и обратно без шланга не умеет). соседи смотрели на меня и мой стиральный аппарат с великой печалью и говорили, что если из шкафа вынуть вещи и подвинуть, то шкаф развалится. в течение года я много раз (как минимум, три) ходила в сервис-центр, рассказывала им о своей горькой судьбе, чем доставляла море радости и отбирала море нервов, в результате чего мне нашли не просто сантехника, но ювелира, и проблема решилась: когда развесёлый дядя по имени Сергей приехал и за пять минут продырявил стену, не отодвигая шкаф, все жители коммунального зверинца, пребывавшие неделю в нервном напряжении, даже как-то расстроились внезапно исчезнувшему поводу для скандала.

дальше больше.

@темы: нетрудовые будни

22:19 

приспичило что-то про японскую школьную пичаль посмотреть.

санитар леса
весь день до крови в глазах зачитывалась интересной штуковиной. но о ней я рассказывать не буду, потому что это великая тайна. (потом, всё потом). а под вечер захотелось вдруг пересмотреть "пять сантиметров в секунду".

с одной стороны, его нежелательно смотреть два раза и более; с другой стороны, в этом есть свой интерес. вот, например, так же, как и в первый раз, я радуюсь тому, как оно смонтировано. познания мои в японской анимации обширными назвать весьма сложно, так что для меня это один из немногих мультиков, где монтаж происходит не только по типу "что вижу, то пою", не повторяет кадр за кадром мысли и чувства главного героя, но ещё и идёт последовательно, иногда пересекаясь, иногда уходя в сторону, выплетая общую атмосферу.

вообще, очень много простых и доступных переходов от одного эпизода к другому, от одной мысли — к другой. и целая куча таких же простых и доступных мелочей. например, когда главный герой едет к своей подруге. всё время до назначенного мета встречи он стоит, он ждёт — перескакивая с одной электрички на другую, хотя вагоны в каждой из них едва заполнены. он садится только тогда, когда поезда, чудовищно выбившись из графика, начинают простаивать на каждой станции, и опоздание из несущественного или даже терпимого становится немыслимым, приравнивается к тому, что он не едет вовсе. или, это уже во второй части, где главный герой с одноклассницей, возвращаясь домой, останавливаются у железнодорожного переезда, по которому катастрофически медленно тащится бесконечный контейнер с чем-то громадным и неведомым. "пять километров в час", — говорит одноклассница, и нас одёргивает вместе с главным героем. новая веха получше любого титра.

"из этого можно было бы снять кино", — подумала я, когда смотрела в первый раз. (большинство из тех японских мультиков, что я видела, за исключением нескольких от Миядзаки-старшего, на мой взгляд, непереложимы на язык кино без предварительного капитального ремонта). нет, из этого всё-таки нельзя снять кино. даже несмотря на то, что монтаж очень похож традиционный киношный. герои много говорят. катастрофически много говорят. более того, если начать подрезать монологи, многие сцены потеряют смысл — отсутствие закадрового текста их просто провалит и угробит. не отрицаю, возможно, во мне просто говорит зритель, выросший не только на советском и европейском кинематографе, но временами даже на чертовски хорошем советском и европейском кинематографе, в котором более чем достаточно примеров того, как посредством элементарных жестов и простейших кадров можно передать такой шквал эмоций, который выкорчует даже дерево, не то что каплю сочувствия у чёрствого зрителя, к коему я себя причисляю. в "пяти сантиметрах" герои много говорят. пожалуй, если бы они говорили меньше, сопереживания внутри меня накопилось бы куда больше. но, да, повторюсь: не исключено, что это лишь издержки пристрастия к традициям родного и неродного кино.

и, да. в процессе просмотра, пожалуй, каждый российский человек перманентно испытывает внутри себя две отвлекающие мысли: "покажите мне на карте Японии два населённых пункта, находящихся друг от друга далеко" и "а в Японии бывает снег настолько обильный и долгий, чтобы становились пригородные поезда?" разумеется, это всё наша высокомерная привычка мерить днями километры, а километрами — снега, и никакого отношения к недочётам "пяти сантиметров" она не имеет :vv:

01:58 

битва народов. москва.

санитар леса
пестрят, пестрят последние несколько дней газеты и блоги, кто по-цветному, кто по-чёрно-белому, фотографиями разной степени тяжести с дружественных гуляний по общественным местам Москвы. стенка на стенку. дурак на дурака. масса ракурсов, масса лиц. наблюдаю все эти фотографии (в особенности те, первые), и на память невольно приходит эпизод из художественного фильма "Мумия". помните, когда после начала массового мертвячьего бунта брат женщины главного героя мимикрирует под толпу с протяжными воплями "Имхотеп!" в Москве, по-моему, один в один картина была. стоят восторженные патриоты самой разнообразной национальной принадлежности, но все как один славяне и русичи, требующие России для русских и русских для России. то есть, у меня невольно создалось впечатление, что наиболее находчивые из южных наших гостей вместо того, чтобы изменившимся лицом бежать пруду, просто пристроились рядом и, дабы не выдавать себя акцентом, изображали свою солидарность известными жестами. понятное дело, что впечатление моё обманчиво, но растёт во мне лютое, хоть и тщетное желание записать всех этих ребят к компетентному антропологу, чтобы тот наглядно и доходчиво растолковал, сколько татарских, бурятских, кавказских и прочих кровей намешано в каждом из них.

меня удивляет, до какого предела люди могут быть внушаемы: чем дальше, тем больше. есть ли он, этот предел? чем злее человек, тем проще его направлять. есть ли пределы озлобленности для людей? мне почему-то не хочется заглядывать наперёд и давать ответ досрочно. и можно сколько угодно трещать о том, что всё это было запланировано, что всё это провокация, грязные инсинуации, тест-драйв нового мэра столицы — можно выдвигать тысячи версий, и так чтобы одна другой правдивее, но суть в другом.

часто случается так, что в электричках или просто на улице люди становятся свидетелями того, как трое или пятеро энтузиастов месят по асфальту одного. как часто люди вступаются или хотя бы зовут на помощь? правильно, у каждого очевидца дома есть семья, дети, родители, которые за них переживают. понимаю, время у нас такое, что я не выношу на повестку дня высокоморальный и ныне риторический вопрос о том, что впятером бить одного не хорошо в принципе, независимо от того, кто виноват. а когда поводом для такой разборки становится национальный вопрос? ведь ни у детей, ни у родителей тех самых очевидцев никто не будет спрашивать документы или регистрацию, прежде чем дать по роже. всякий раз, проявляя нейтралитет, выказывая внезапную ненаблюдательность, мы тем самым не выражаем протест, а значит, одобряем подобные действия. я не хочу сейчас никого уличать в трусости или обвинять в гражданской несознательности. ведь, на самом деле, это сложный выбор. весьма непростой вопрос. быть гарантированно побитым сейчас или с куда меньшей гарантией — когда-нибудь завтра. вмешаться сегодня или надеяться, что обойдёт стороной.

понимаю, что всё написанное выше очень похоже на куриную истерику, на раздувание бури в стакане воды. ведь не будет никакого разделения государства. и массового вывоза этнических южных товарещей не последует. и даже режим въезда в страну никто усложнять не будет. как уже было сказано выше, предположений можно высказать тысячу, но только один хрен знает, кто конкретно переводит человеческие жизни в живые деньги таким образом. поимеют своё и успокоятся. остаётся только гадать, во сколько голов обойдётся этот нехитрый манёвр. и сколько ещё таких манёвров нас ожидает впереди.

возможно, бывалый читатель моего дневника без сомнений заявит, что я лукавлю и что причина моей внезапной добродетельности кроется не в совестливости, а лишь в том, что для неискушённого питерского гитлерюгенда моя башкирско-славянская рожа мало чем отличается от лиц южных гастарбайтеров. возможно даже, что бывалый читатель будет наполовину прав. вот только всё равно мне как-то тухло и неуютно оттого, что отдельно взятая я здесь ничего конкретного сделать не могу.

@темы: идиотский марш, отечество иллюзий

00:48 

...для ради не потерять.

санитар леса
работа над историей, даже самой маленькой, всегда продолжается в бесконечном поиске информации. даты, цифры, карты, фотографии.
случайно (и совершенно не по теме поиска) нашла фотографию, кажется, из фотохроник блокадного Ленинграда.
много писать не буду, да и зачем тут слова. просто посмотрите. удивительный, пронзительный снимок.


01:22 

снова про снег и далее про ничего.

санитар леса
- а ты в детстве ходил в детский сад? — спросила я как-то своего однокурсника. я очень редко о чём-то спрашиваю, но если мне приспичит, то не размениваюсь на вступления. вопрос прозвучал внезапно.
- не ходил, — после долгого молчания был мне ответ. — меня возили. когда была зима, меня клали на санки и везли в детский сад. я смотрел в тёмное утреннее небо и ни о чём не думал.
я представила себе эту величественную картину. мы помолчали, после чего каждый вернулся к монтированию той фигни, от которой отвлёкся.

- Серёжа! Серёжа, не ешь снег! господи, да что ж такое... Маша, не накладывай снег в шапку! Лена, высуни голову из сугроба! Ася, обуйся немедленно! Ваня! а ну, прекратил кидаться снежками в прохожих!.. Рита, что ты делаешь? выброси этот снег немедленно: ты не видишь, он жёлтый?! нет, он плохой. просто выброси его и сходи вымой руки. Ваня... Серёжа, не ешь снег!...
...а вот так вот два дня назад я стояла около низенького заборчика детского сада, ожидала встречи и наблюдала, как совсем молоденькая девушка-воспитатель пыталась справиться со всеми разом детьми на зимней прогулке. она очень старалась, но получалось у неё из рук вон плохо, потому что Серёжа таки наелся снега, Маша унесла в шапке целый ком, Ваня трижды не промазал по мне, Лена ходила вся в снегу, у Аси были подозрительно развязаны шнурки, а Рита... Рита, впрочем, ушла мыть руки и так и не вернулась.
всякий раз, пытаясь вспомнить что-нибудь из своего раннего зимнего детства, невольно вспоминаю и сказку про медвежонка, впервые увидевшего снег. в детстве каждая зима — первая, и каждый снег — тоже первый. детские воспоминания о снеге настолько велики и сильны, что мне до сих пор кажется, что раньше в моём родном уездном городе зимы были гораздо холоднее и снега было гораздо больше. хотя, конечно, это просто я была гораздо меньше и детские громадные сугробы, на самом деле, были едва присыпанными снегом кустами. и всё-таки я не хочу разубеждать себя в своей детской зиме и крайне бережно храню то ли придуманные, то ли настоящие воспоминания о том, как мы строили из снега целые крепости (пусть и по колено) и устраивали бои; или как протягивали из вонючей дворницкой длинный шланг и заливали на одном из тротуаров полоску катка (сначала холодной водой, а потом горячей — чтобы лёд был ровным и особенно скользким, как убеждали нас тогда старшие ребята); или как сбивали мелкими, плотно слепленными снежками примороженные и пряно-сладкие вишни с самых верхних веток (тогда ещё были живы все дворовые огородные бабушки, а потому за согнутую ветку можно было получить по жопе, а за сломанную — лишиться головы); или как бегали на только-только замёрзшие пруды и играли в то, кто дальше от берега пройдёт по льду; или как ждали, что замёрзнет море, а море всё не замерзало, и мы не верили старушкам, болтавшим про то, что когда-то давно бухта промёрзла насквозь. мы не верили, но ждали. надо сказать, много позже с тех пор, совсем недавно относительно нынешних лет были удивительно сильные для наших краёв морозы, и бухта всё-таки немного подмёрзла. конечно, не так, как здесь, в Питере, каменеет до дна Финский залив, но всё же на время волны стали странно медленными и как будто вязкими, а кое-где и вовсе остановились. но это не в счёт. это было недавно — это было не в детстве. в детстве мы этого так и не дождались, к сожалению. то ли мы выросли слишком быстро, то ли детская наша зима нагрянула как следует слишком поздно. с другой стороны, у тех, кто был детьми в те самые три или четыре года назад, было самое настоящее мороженое море и город, покрытый льдом.

--
пс.
в середине сентября я писала заявление на восстановление. вчера позвонили из деканата, сказали, что заявление приняли, и попросили принести аттестат. факультет искусств издавна отличался собранностью, организованностью и быстротой реакции, а как же. аттестат отнесла сегодня, но по пути ноги сами собой завели меня в полиграфию, где я сделала два экземпляра ксерокопии. так, на всякий случай. на лето. я, конечно, никуда больше ни-ни, но мало ли.
горбатого могила исправит, ей-богу.

@темы: нетрудовые будни

02:13 

а у вас бывают проблемы со словами?

санитар леса
день за днём мы занимаемся кустарным словотворчеством: генерируем каждый по способности от десятка до нескольких мильёнов. кто в спешке, кто из желания смешно пошутить, кто спросонья, кто от злости, кто по недостатку знаний. кто как, в общем. это нормально. новорожденные слова выскакивают изо рта, влетают кому-то в ухо, и на этом, собственно, жизнь их заканчивается. впрочем, некоторые деятели культуры позволяют себе за собою записывать, в результате чего у нас обнаруживаются так называемые неологизмы, которые впоследствии впихивают школьникам под видом серпастого-молокастого утопического робота. вросшие намертво в литературные памятники, подкреплённые неоспоримым авторитетом писательской мысли и запущенные в обиход необходимостью, такие слова в недалёком будущем становятся либо баловством для филологов, либо незаметной и уже неотъемлемой частью словарного запаса каждого человека.

меня вполне устраивают обе две ситуации, описанные в предыдущем абзаце: в первом случае не происходит никакого вреда, второй же иногда даже приносит пользу. но есть ещё третий случай, по существу очень близкий к первому, но выносимый лично мною в отдельную клиническую категорию. иногда получается так, что группа разных, не связанных друг с другом профессионально людей волей определённых обстоятельств собирается на одной территории. и в процессе общения на свет извлекаются порою удивительные в своей незвучности или неправильности применения слова: они никуда не исчезают, не растворяются. вместо этого они передаются из уст в уста, как фольклор, от одного человека в группе к другому. людей, как правило, не смущает, что в этом новом слове нет необходимости, что вместо него можно употребить пятьсот других, более подходящих и естественных в контексте беседы. когда я начинаю общаться с такими людьми, у меня невольно возникает чувство, будто я, забывши последние страх, стыд и совесть, заговорила на русском языке с каким-нибудь оголтелым прибалтийским националистом: услышав вместо коллективного изобретения нормальный, подходящий по смыслу синоним, человек каменеет лицом, пламенеет глазами и, не дав себе времени на вдох, тут же приступает к кирпичной кладке.

вот, например, года два назад меня весьма озадачило слово "передержка". вернее, озадачило внезапное его применение. передержать можно фотографию в проявителе. передержать можно можно фотоплёнку при экспонировании. но каким образом можно передержать котёнка или щенка? иронию, близкую к истерике у меня вызывает не столько странное применение слова и не столько возможность заменить его в данном контексте другим, более правильным, сколько агрессивность, с которой любители животных относятся к людям, данное слово не употребляющим. в лучшем случае вас показательно поправят, либо сделают вид, что вас не поняли, и будут уточнять до тех пор, пока вы не скажете это самое заветное "передержка" кота в проявителе.

а недавно ко мне вернулось то дивное чувство озадаченности, на сей раз в виде слова "перепускать". слово устаревшее, если верить толстым книгам, перепускают сахар из пакета в сахарницу. или натянутую верёвку. или топлёное масло. и, да, перепускают любезно автомобили пешеходов около станции метро Технологический иснтитут, когда те уже сами прыгают под колёса. в последнем случае в повседневной речи мы используем слово "пропустить". но! если вы, не дай бог, пошли в ОВИР или в ещё какую-нибудь очередь в три квартала длиной, записали себя в бумажку, а потом собрались отойти лет на пять и вдруг поняли, что не успеете вернуться ко времени, когда придёт ваш черёд, то вам нужно чётко и внятно сказать, что вы — именно! — будете "перепускать", а не "пропускать" людей, которые стоят после вас. в данной ситуации всё не настолько сложно, как с любителями животных: вас не загрызут, если вы употребите не тот термин, но так или иначе придётся потратиться на объяснения.

таки да, я понимаю, что не только правила должны формировать язык, но и наоборот. и я соглашаюсь с этим вся. но из меня неизбежно начинают выпадать внутренние органы, когда в очередной раз приходится сталкиваться с таким исполненным энтузиазма непониманием. глупо требовать от людей говорить толстовскими предложениями на четыре листа. но ведь не менее глупо вынуждать человека говорить теми же словами, что и ты, только потому что он оказался в одном с тобой помещении.

всем спасибо, у меня всё. на этом обжиг высранных кирпичей закончен.
напоследок вот вам картинка. (потому что ею уже утыкана вся френдлента, а я тоже лемминг и хочу в атаку).

как видите, со временем менялось только содержимое рюкзака и головы. я удивительно разнообразный человек D:

@темы: про редких животных

02:10 

ложка-вилка перемыты. всё. пиздец. пошёл читать.

санитар леса
видимо, умирая, мой ноутбук заберёт меня с собой.
конкретнее: позавчера ввечеру от перегрева и неизвестного вируса некто тошиба сателит эль-тридцать грохнул большую часть имевшихся на винчестере данных. среди прочих под раздачу попали черновые наброски приквела, вбоквела и ещё двух небольших зарисовок по известным вам мотивам. посредством сеанса гипноза были извлечены битые данные, а также повреждённые автокопии вордовских документов, содержащие в себе множество разных загогулин неизвестного происхождения, недвусмысленно отправляющих меня в известном направлении.
видит бох, я страсть как люблю переписывать начатое. творческий путь Андрея Тарковского, очевидно, не даёт мне покоя. вот обзаведусь сердечными каплями и гениальностью, так сразу и пущусь вперёд без удержу.

--
приложение.
(вывалилось внезапно и неосмысленно. две ночи восстановительных работ подле компьютера дают о себе знать, не иначе).

ТРИ КУПЛЕТА ПРО ЩЕДРОСТЬ.

отдайте всю власть королю!
вы видите, сам он не местный.
жену и дочку свою —
отдайте, им будет полезно.

отдайте себя до конца
врачам, палачам, генералам.
бессмертная ваша душа —
всего лишь досадная малость.

машины, дачи, счета
несите, несите скорее.
а если нет ни черта,
придите помощь соседям.

(далее следуют четыре строчки красноречивого молчания, изображающие недостающий четвёртый куплет).

конец.

@темы: куплеты, нетрудовые будни

02:10 

воображение и ещё немного про книги.

санитар леса
мне всегда (с детства) казалось, можно сказать, убеждённо верилось, что воображение не поддаётся ни дрессировке, ни тренировке: его не научишь командам "голос" или "фас", равно как и не усилишь систематическими утренними приседаниями. воображение либо есть, либо нет. по крайней мере, так мне казалось раньше, классе в восьмом или девятом. а затем в моей жизни произошёл рядовой, совершенно не примечательный ничем эпизод, который круто изменил мою жизнь. то есть, если бы эпизода этого не было, то я бы к этому времени была бы уже дипломированным юристом, ковыряющим документы в каком-нибудь районном суде, медленно и верно накапливающим трудовой стаж, живущим хорошо и прочно, с чётким завтрашним днём — и всё это вкупе доставляло бы моим замечательным родителям море долгожданного заслуженного спокойствия. но, к сожалению, всё сложилось совершенно иначе.

в восьмом классе нам дали невиданное доселе задание, творческое: написать короткое эссе о том, как звучит море. писать надо было прямо на уроке, не унося домой. не четвертная, не итоговая, даже не контрольная вовсе. так, разминка мозга. но вот как раз-таки мозг тогда у меня поперёк головы и встал. урождённый троечник и ботаник поневоле, я вдруг осознала, что никакие на свете правила русского языка не помогут мне написать про то, как звучит море. я просидела, как камень, весь урок и размазала по листу четыре невразумительных предложения, за которые получила заслуженное "почти два". первый раз в жизни меня вынудили перестать игнорировать неприятную мысль об ампутированном моём воображении. я расстроилась, похудела лицом и опухла глазами, но, в конце концов, решила, что надо с этим что-то делать. и я начала тренировать воображение, уходя всё дальше от стройного юридического слога и даже — о, ужас! — от алгебры и начал анализа. впрочем, гораздо чаще воображение тренировало меня. что характерно, последнее происходит ежедневно и по сей день. и бох его знает, чем всё это кончится D:

--
далее — книжное; страшно много букв

@темы: книжеть

02:05 

не успеть или опоздать, вот в чём вопрос.

санитар леса
время от времени я, кажется, пишу про то, что люблю поезда. писала, пишу и буду писать: эта любовь делает меня забывчивой, да. но сейчас не совсем про это.
однажды я опоздала на поезд. я заранее отмечу, что дело было в середине лета, поезд был из Петербурга в родные мои пенаты, а потому билеты приобретались за сорок пять суток до отправления (потому что летом с поездами на юга иначе никак). и вот я опоздала на поезд, просравши свой дивный билет, купленный за полтора месяца на нижнюю небоковую далеко от туалета. до сих пор помню, как бежала вверх по эскалатору с чемоданом в одной руке и вцепившейся в меня бабушкой, орущей что-то про отдавленную ногу, в другой. до сих пор не могу забыть изумительное чувство, распространявшееся внутри моего организма, в то время как я на краю перрона созерцала уползающий за поворот хвост поезда "Санкт-Петербург — Новороссийск". что характерно, гораздо меньший эмоциональный оттиск в моей голове оставили последующие события, связанные с приобретением за бешеные тыщщи билета на ближайший поезд и с поиском этих самых бешеных тыщ (потому что на студенческой карте не осталось стипендии, а мою личную карту со всеми имевшимися рублями заблокировали по причине окончания срока действия договора). видимо, в силу того, что художественная и материальная составляющие приключившегося казуса запечатлелись в мозгу моём неравномерно, получилось так, что опасение опоздать сделалось внутри меня перманентным, тогда как опасение не найти денег на дорогу умерло незамеченным и неузнанным.

зато с тех пор всякий раз, когда на моём жизненном пути обещаются приятные (и неприятные) изменения разной степени важности, мне непременно снится, как я опаздываю на поезд. первую половину сна я, как правило, удивляюсь, зачем и куда я еду в такой странной компании людей, проживающих в разных частях моей жизни и прежде никогда не встречавшихся. после, едва примирившись с отсутствием ответа, я тут же начинаю опаздывать. на промежуточной станции, выйдя за сигаретами и оказавшись в другом городе; на мосту над железнодорожными путями с фотоаппаратом без объектива и плёнки (что совсем не кажется странным); в закрывшемся вместе со мной на обед привокзальном магазинчике, где продаются пирожки, шаверма и почему-то сборники пластинок Высоцкого; на перестраивающемся на моих глазах перроне. как только ни опаздываю в общем. но всегда, неизменно — опаздываю. мне не страшно — мне интересно, но интерес этот чадит, гаснет и сутуло выгибается чёрной обгоревшей спичкой под накрывающим его сожалением непонятно о чём.

в моей голове совершенно не держится, когда, какой вагон и вокзал — я пятьсот раз заглядываю в билет, я собираю чемодан заранее, я выхожу за полтора часа, но неизбежно успеваю едва-едва. и мне всякий раз совершенно не страшно. равно как и совершенно непонятно, о чём же таком упущенном я буду жалеть, если не успею вовремя. ведь, когда успеваю, я вроде бы ничего не приобретаю. так в чём смысл того, чтобы не опоздать?

--
пс.
ни разу не по теме, но надо дать отчёт. давеча добровольно попала под раздачу у -Asmo-: получила три страны, ассоциации к которым нужно написать. выполняю прямо тут, ибо лень создавать отдельную запись. (если вам тоже хочется поиграть в ассоциации, только скажите — я вам мигом наблистаю своими пятёрошными, десятилетней давности знаниями по географии D:)
— Англия: битлы, королева, изворотливая политика, страшные женщины (сама не видела, но мне так сказали), некогда самая большая в мире империя, шекспир, зачем сестёр бронте выучили грамоте, сначала направо, а потом налево, лондонский тауэр и прочие стописят экзаменационных тем по английскому.
— Аргентина: аргентина-ямайка пять-ноль, испания, палиндром, гуарани, мыльные оперы, давайте поедим спокойно, безвизовый режим, причём здесь серебро, че гевара, пампасы.
— Китай (Гонконг): и тут тоже сидели британцы, сидели долго, был почти как западный берлин, только с китайцами и англичанами, вместо немцев, русских и американцев, брюс ли и джеки чан же.

01:48 

дайте водички попить, а то так есть хочется, что переночевать негде.

санитар леса
все примерно так и было, несмотря на то что было оно совсем не так.

то есть, примерно вот как. стою около метро, вплетаюсь ногами в асфальт, ожидаю позывных с работы. очевидно, моё лицо было трагичнее, чем всегда, а на лбу более крупными буквами светилась обычно не очень броская надпись "обратитесь ко мне за помощью". стою минут двадцать, единая с асфальтом и льдом в температуре, цвете и консистенции — постепенно впадаю в анабиоз. как вдруг откуда ни возьмись слева появляется трясущаяся девушка и, по-видимому, испугавшись собственной внезапности, на одном дыхании выпаливает: "можно у вас взять телефон позвонить, я могу дать свой, если вы боитесь, что я украду". вообще, я крайне наивный и доверчивый лох. в данных ситуациях этот факт отягощается упомянутой выше надписью на лбу, а также тем, что мой мобильник стар настолько, что даже если его украдут по неосторожности, то непременно найдут меня и потребуют доплаты. и вот девушка звонит. но в ответ ей тишина. и мне начинают рассказывать печальную историю про то, что "полчаса уже, холодно, а он всё не идёт". я понимающе, очень понимающе киваю. забегая на полпредложения вперёд, отмечу, что девушка была очень приличная, домашняя и совсем не курящая. но, видимо, кивнула я настолько понимающе, что она тут же выпалила: "а вы курите?" я кивнула ещё более понимающе — через пять минут девушка уже справилась с ветром и зажигалкой и курила так лихо, будто первые пятьдесят лет своей восемнадцатилетней жизни была пьяным боцманом, ходила по морям и дымила так, что штормовые тучи в страхе рассасывались без следа. девушка рассказывает мне что-то о том, как она тут здорово провела лето, как было тепло, и ей хотелось снега, а теперь уже не очень. она рассказывает про что-то ещё, но мне почему-то слышится, будто травит она старые морские страшилки, а мне от них будто и весело, и боязно. так бы мы и слушали каждый сам себя, но. "извините, вы не курите?" — проявляя крайнюю степень вежливой ненаблюдательности, вопрошает появившаяся ниоткуда другая девушка, протягивает нам пачку сигарет интересуется, не возьмём ли мы, потому что она "купила, выкурила половину, но потом передумала, а выбрасывать жалко". да, я крайне наивный и доверчивый лох. то есть, внутри головы я тут же вспоминаю страшные и правдивые истории, как под предлогом подержать/передать впихивали тестовый ганжубас, а потом прибегала собака с милицией и мамы плакали. но внутри рук я ничего не помню, и мне хочется продолжить начатый девушкой жест. я забираю пачку и, по правде, не знаю, что с ней делать, потому что марка не совсем моя, да и своих мне хватает. "заберёте?" — спрашиваю я девушку, с которой мы вновь остались вдвоём. она соглашается, говорит что-то про то, что "у них там есть кнопка, и, если нажать, они станут мятными". мимо нас проходит милиция (без собаки), в моём кармане дрожит телефон. девушка болтает, радуется и говорит, что ей совсем недалеко. и вот мы уже идём, а она рассказывает, как "случилась беда, и одного иностранца в милиции заставили подписать бумаги, в которых на русском было написано чистосердечное в убийстве, а он говорил только по-английски". оказалось, в самом деле, недалеко. меня очень сильно звали пить чай, но работа звала ещё сильнее. не то что бы там чай вкуснее, просто есть в каждой работе что-то такое, что притягивает.

я люблю Питер, люблю такие безымянные мимолётные знакомства без продолжения и без окончания. я удивляюсь, что до сих пор ни во что эдакое не вляпалась, и от этого мне и весело, и боязно, как от тех самых старых морских страшилок, которые, конечно же, и в четверть не такие жуткие по сравнению с обычной повседневной жизнью иных граждан.

--
пс.
да, кстати, вопрос возник не лирического характера. товарищи юридически образованные (...камизуки, есть ты где?), я ни разу не юрист, но мне вдруг стало вот что интересно: если легального иностранного гражданина задерживает милиция, а этот самый гражданин плохо понимает русский, то разве при составлении необходимых для подписания документов их не изготавливают в двух экземплярах: один на русском, другой — на родном языке задержанного? и действует ли нечто подобное в других государствах? то есть, на мой взгляд, это как будто логично, но сегодня мне рассказали очередную чувственную историю, и я задумалась. а ну, как грохну кого за границей, и меня бумаги на незнакомом языке заставят подписывать — што делать? D:

@темы: трудодни

01:48 

к несчастью, я была в театре.

санитар леса
вчера были в театре Миронова. маме понравилось, мне — как всегда. то есть, от первой половины спектакля я чуть насмерть не расстроилась и уже почти стала сытно есть свои руки, чтобы не начать выражаться, как вдруг антракт закончился, пахнущие табачными изделиями люди вернулись из буфета и пошла вторая часть. вторая часть была хорошей, цельной и почти даже доверительной (дело в том, что пьеса была поставлена по Островскому, а я, всякий раз наблюдая фильмы и спектакли по классике, не могу избавиться от ощущения того, что передо мной ряженые). возможно, в данном случае проблема кроется в том, что я кромешный тормоз и впитывать состояние и игру актёров начинаю, только когда до конца спектакля остаётся двадцать минут; может быть, дело в том, что у разных поколений по-разному отложились в головах образы наших классиков; отложились из разной, не сопоставимой друг с другом похабщины, заботливо втёртой в наши глаза разными учебниками по литературе седьмого-восьмого класса. впрочем, как бы то ни было резонанс случился даже со мной. что порадовало меня несказанно. но, опять же, случился и повод серьёзно задуматься. рассказываю.

есть у Островского драма, называется "Пучина". собственно, по ней мы вчера и наблюдали одноимённую постановку. теоретически, можно догадаться по тому, как определён жанр, что это не комедия. практически (с моей точки зрения) — это именно драма. но я стараюсь не забывать о том, что зритель воспримет спектакль так, как покажет режиссёр, а не так, как написал драматург. то есть, драма, в принципе, может стать комедией и наоборот. я стараюсь не забывать. и вот, в одной части головы я держу эту мысль, а в другой части головы я одновременно держу вчерашнюю реакцию зала. аудитории. зрителя. народ ржал. то есть, не просто один-два случайных заблудившихся смешка — а неиллюзорное такое "бугага" в некоторых моментах. не сказать, что мне не терпится экспрессивно поведать о своей тонкой душевной организации, красиво посадив её на фоне окружающих меня пейзан Мордора. но вот уже в который раз я задумываюсь об адекватности своего чувства юмора. вот, например, иногда бывает так, что ты понимаешь, почему люди смеются, но не смеёшься вместе с ними, потому что по разным причинам предмет шутки кажется слишком глупым, пошлым, унылым и т.д. это нормально. то есть, это не свидетельствует о том, что с тобой или с окружающими что-то не так. но совсем другое, когда люди смеются, но ты не понимаешь, почему, несмотря на то что сама ситуация более чем понятна. понятна и совершено несмешна. вот это уже хуже. и именно в таком состоянии довелось мне побывать в течение вчерашнего спектакля. и именно оно кусками время от времени врывается в мой мозг. в современном мне обществе явно происходит что-то такое, что от меня скрывают. в зоопарке тиграм не докладывают мяса, так сказать. уважаемые, доложите мяса: кто что имеет сказать по поводу прочитанной/просмотренной "Пучины" или же по поводу схожего с моим клинического непонимания общего веселья?

--
пс.
и вдогонку, так сказать. история о том, как драма может стать комедией. дело было в моём родном уездном городе N. у нас там два театра, один из которых детский, другой — экспериментальный, третий — как обычно, советское наследие. местные театралы на всё это смотрят со сдержанным презрением и материнской нежностью; смотрят, как правило, со средних и последних рядов, не разоряясь на то, что поближе. к привозным постановкам, как водится, проявляют большую чуткость. впрочем, от скуки её не проявляет только ленивый. так вот, однажды всем на радость привезли "Не будите спящую собаку". в театре — драма, всё серьёзно. с наружи — кажется, ноябрь или что-то дождливое. в театре — у зрителей через одного депрессия. свет погашен, спектакль начат. и вот в тишине кто-то кашлянул, смущённо и сдавленно, почти неслышно. через несколько минут — снова кашлянул, но в другой части зала. и лемминги понеслись в атаку. в течение всего спектакля с интервалом в пять-десять минут где-нибудь в зале сдержанно давили кашель. актёры стоически не замечали. а потом на самой трагической реплике актриса, исполнявшая роль Фреды Кэплен, кашлянула. зал героически подавил всплеск хохота за две секунды, но всё же спектакль был убит. я удивлюсь, если "собаку" привезут во второй раз.

@темы: нетрудовые будни

00:23 

транспортное выхлопное.

санитар леса
намедни я поймала свой судьбоносный, сакраментальный автобус номер десять. одним глазом я смотрела в книжку, а другим — слушала (непроизвольно, разумеется), о чём ворчат окружающие. обоим глазам было так интересно и занимательно, что я как-то даже и не сразу заметила, что автобус номер десять идёт вдвое дольше положенных ему тройных временных норм. вдвое кривее, вдвое извилистее, вдвое непредсказуемее. так или иначе, на исходе второго часа я начала подозревать, что что-то здесь не так. к концу третьего часа глубоко во мне уже проросла уверенность, что десятый маршрут отныне согласно чьему-то злому несмешному умыслу сделался экскурсионным. и в голове тут же вспомнился и завертелся голландский художественный кинофильм для детства и юношества "мальчик-оборотень и волшебный автобус". кадры мелькали перед глазами. за стёклами автобуса мелькали пятна окон. книга была позабыта. однако на самом интересном месте автобус вздрогнул, кашлянул и прямо поперёк проезжей части случилась конечная. ещё толком не осознавая, насколько мне повезло в том, что конечная случилась аккурат напротив моего дома, я вылезала наружу.

позже выяснилось, что на Петроградской стороне меняют дороги. обновляют — не выпиливают к чёрту (что удивительно) трамвайные рельсы. ложут асфальт (граммар наци замолкают свой гневный рот, наблюдают за процессом и справедливо соглашаются, что так асфальт можно только ложить). делают дорожную магию, в общем. за процессом ложения асфальта я могу наблюдать бесконечно. и бесконечно задаваться вопросом, какого хрена было не сделать этого несколько месяцев назад, когда было теплее, суше, светлее и никто не вспухал от обстоятельств: ни свежеуложенный асфальт на дорогах, ни свежевзбесившиеся люди на остановках.

но меня всегда радует процесс ожидания. то есть, я, конечно, лукавлю: в радости своей я исхожу на говно, истекаю ядом и извлекаю из мозга страшные слова — что одновременно с этим ничуть не мешает мне разглядывать окружающее и радоваться. вот, к примеру, нелогична и радостна сама структура ожидания: сначала мы чётко намерены сесть на автобус номер десять; после часа ожидания мы согласны на любой маршрут; после двух часов ожидания мы согласны на любой вид транспорта: трамвай, троллейбус, хоть нло; к четвёртому часу ожидания мы разрываем внутри себя шаблон, идём в направлении, перпендикулярном цели, и обретаем смысл жизни. не менее радостны люди вокруг, по умолчанию становящиеся на ограниченное время нерушимым тайным братством, где старейшины, выкуривающие по десятой, сбивают пеплом налипших на ноги голубей; где дозволено поднимать самые неподнимаемые, самые внезапные, самые унылые темы для разговоров и заботливо раскладывать их по карманам — так мама, собирая своё чадо на свидание, кладёт носовой платочек в левый карман, а презерватив в правый; так бабушка, забирая из детского сада внука, вынимает из левого кармана ребёнка рогатку, а из правого кармана воспитателя — компот и четыре килограмма манной каши. иногда мне думается, что любой, не одобренный на официальном уровне митинг можно замаскировать под ожидание общественного транспорта — и никому не придёт в голову вызывать омон, и не будет никакого стихийного флешмоба "фри хагс".

- это китайские автобусы, мы на них не ездим. мы поддерживаем отечественного производителя... Мерседес, — внезапно сказал слева от меня бородатый друг молодой семьи, держащий на руках полуторагодовалого сына молодой семьи, в то время, как оставшееся население молодой семьи в количестве двух разнополых супругов воевало с коляской (и, украдкой, друг с другом). я смотрела на бородатого друга молодой семьи так же долго, как он, в свою очередь, долго смотрел туда, где дорога начинает загибаться за горизонт прямо со всем стоящим на ней автотранспортом. я ощутила некое духовное родство с бородатым другом молодой семьи. затем, выкурив десятую сигарету вместе с пачкой и акцизной маркой, на прощание заглянув в глаза каждому голубю, я, как водится, пошла перпендикулярно, сдав предварительно полномочия старейшины девочке десяти лет, что тем временем с ненавистью смотрела на свой картонный сундучок "хэппи мила" и, очевидно, ненавидела собственное твёрдое обещание вкусно скушать его после того, как приедет домой.

я шла по мосту, в мои заляпанные пылью глаза светило солнце, оставляя смазанные ньютоновыми кольцами силуэты. а по-над обросшей лесами и гастарбайтерами церковью валялись серо-золотые облака.

@темы: нетрудовые будни

отец, отец, поправь мне бант, сюда идёт философ Кант.

главная