Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: нетрудовые будни (список заголовков)
15:16 

множественный эпикфейл: так не бывает, но иногда случается.

санитар леса
начну с короткого предисловия. девятое мая и непременный в этот день парад победы с детства были для меня чем-то, что нельзя упустить. во-первых, потому что мой маленький город таки оказался героем и даже в самые экономически скверные годы жизни нашей страны находились деньги и на парады, и на праздничные мероприятия типа бесплатной раздачи фронтовой каши всем желающим и т.п. во-вторых (которое, на самом деле, тоже во-первых), у родителей весьма трепетное отношение к этому празднику. и вот каждый год детства ради этого большого праздника я мужественно терпела нарядную белоснежную одежду, в которую меня наряжали, и в которой ни присядешь на парапет, ни залезешь на дерево и вообще, даже чихнуть лишний раз боязно. было хорошо и весело.
всё, конец короткого предисловия.

в этом году девятое мая началось для меня внезапно. то есть, за неделю до этого я сто раз успела утомить и махонского, и камизуки тем, что уже чёрт знает сколько живу в Питере, и ещё ни разу не была тут на параде, и что давно пора бы, и вообще хочется. то есть, мы всё-таки договорились. хердоктор мужественно согласился проснуться в пыточно ранний для него час и в полдесятого быть на Дворцовой площади, а камизуки не менее мужественно согласилась разбудить и отконвоировать хердоктора на место встречи несмотря на все те слёзы, сопли и мат, которые неминуемо обрушились бы на неё в процессе. я была рада, можно сказать, без пяти минут счастлива.
и всё же оно началось внезапно.

ситуация. ночь, хлебаю четвёртую чашку кофе, мучаюсь изжогой, читаю литературу по сорок пятому году, записываю факты, пребываю в судорожных литературных экзерсисах. то есть, ночи у нас тут уже почти белые, а энтузиазма во мне было столько, что всё казалось, будто ещё девять вечера и ложиться спать рано. как вдруг с бумажным грохотом на мою голову обрушивается висевшая на стене карта Берлина. приподнимаю её краешек, смотрю на часы. девятое мая, полчетвёртого утра.
"Победа!" — раздался ликующий крик:
где право, где лево узнал ученик.
посмеявшись весёлой шутке сквозняка, я вспомнила этот самый незамысловатый стишок и то, что мы договаривались на полдесятого. внутри меня тут же произошла нехитрая арифметика. чтобы к полдесятого быть пешком на Дворцовой, мне нужно выйти в девять. чтобы выйти в девять, мне нужно проснуться в восемь. а чтобы проснуться в восемь, мне нужно было лечь спать часов в двенадцать. желательно, в двенадцать дня. среди себя я знаю единственный способ не проспать: не ложиться вообще. и я не ложилась. из последних сил я допивала последние три чашки живительного растворимого кофе, писала две страницы мертвительного литературного бреда — я не заснула! но как-то так получилось, что из дому вышла на полчаса позже, собиралась в спешке. в спешке же выкидывала из рюкзака Платонова и кидала в него же (в рюкзак) фотоаппарат.

до Дворцовой площади я бежала. взмыленная, со зверским лицом, заколебавшаяся перешагивать и обруливать многочисленных детей, в беспорядке расставленных вдоль тротуаров среди неспешных родителей. я почти умерла, но я пришла вовремя. разумеется, одновременно с этим выяснилось, что хердоктор и камизуки опаздывают. не то что бы я удивилась или расстроилась, но в этот момент что-то такое случилось с моим лицом, что всё следующее время дети отскакивали от меня сами и мне уже не пришлось никого обруливать.

далее события развивались стремительно. магия эпикфейла явила мне свою великую силу.
сейчас немного картографии. на всякий случай, если кроме меня это всё-таки читает кто-то, в Питере не проживающий. Дворцовая площадь соединяется с васильевским островом через Дворцвый же мост. таким образом, с одной стороны моста, откуда шла я, была площадь и почти уже начинался парад, а с другой стороны моста, откуда шли хердоктор и камизуки, была стрелка васильевского и не было никакого парада. я мчалась им навстречу, попутно озираясь по сторонам и пытаясь запомнить те места, где мы, вернувшись, ещё сможем приткнуться и даже пофотографировать. но на том конце Дворцового моста, что упирается в васильевский остров, нас ждал казус. дело в том, что проход к Дворцовой площади со стороны васильевского острова был перекрыт. да-да, не проезд, а проход. стояли сотрудники милиции и никого не пропускали, кроме ветеранов (тут какбе без возражений) и — внимание! — иностранных туристов. до этого случая в моей жизни был только один момент, когда я не ощущала себя ни человеком, ни гражданином. тогда я меняла паспорт, уходила из вуза и скакала по миру без документов, удостоверяющих личность. тогда мне было весело. два дня назад я скакала у заграждений и наблюдала за тем, как пропускают китайских, итальянских и прочих туристов, но разворачивают российских туристов и вместе с ними самих петербуржцев, вышедших из грудничкового возраста, но не доросших пока до благородного ветеранского. признаться, мне не было весело ни разу. конечно, я ещё могла вернуться на Дворцовую, но с другой стороны ограждения виднелись рожицы хердоктора и камизуки и понимание того, что они будут там, а я здесь, меня радовало ещё меньше.

а ещё запомнился живой интерес, с которым наблюдали сотрудники милиции за нашим диалогом. я по одну сторону ограждения, махонский с камизуки — по другую. таки в результате я перешла туда, откуда не пускали. помнится, когда камизуки пыталась выяснить, по какому такому случаю происходит это безобразие, дядька у ограждения, занимавшийся отсеиванием петербуржцев от массы интуристов, высказал мысль о том, что нужно лучше выбирать тех, кого выбираешь, чтобы потом никто не выбирал, где тебе можно ходить, а где нельзя. то есть, он выразился менее замысловато, но общий смысл был таким. впрочем, понимание того, что он тоже не совсем рад выполнять эти идиотические инструкции, успокоения не давало.

следующий час мы сидели на остановке на стрелке васильевского острова и ждали, когда мимо нас будет проходить возвращающаяся с парада техника и, частично, военные, уже не парадным шагом, но всё же. и вот они пошли. как выяснилось, батарейки в фотоаппарате махонского оказались почти разряженными, а в моём — внимание! — не было плёнки D: это, блять, какое-то диво дивное. я знаю эту омерзительную развалину лучше, чем самоё себя, я по весу всегда определяю, есть ли внутри плёнка — для этого мне не нужно смотреть на счётчик кадров или делать пробный снимок в воздух. но именно в этот день я почему-то припёрлась на парад, на который не попала, с фотоаппаратом, в котором не было плёнки. выяснить, что у тебя есть запасная плёнка, но нет фотоаппарата, не так обидно, как выяснить, что у тебя есть фотоаппарат, но нет плёнки. я вам гарантирую. поверьте мне на слово и не пытайтесь вычислить степень обидности самостоятельно.

потом мы уныло пёрлись домой и находили успокоение в нецензурной критике городских властей. помимо этого махонский нашёл себе успокоение в декоративном советском флажке, которые в тот день продавались на каждом углу. я зажала пятьдесят рублей, так как сочла это обдираловкой, и всю оставшуюся дорогу размахивала одним на троих флажком, и размышляла, что в этот раз что-то мешает мне притвориться, будто он мой, и без чувства стыда и долга оставить его себе навсегда. подобное произошло почти со всем барахлом махонского, но почему-то не происходило сейчас.

уже под вечер я вернулась домой, заснула на два дня и всё это время думала, что в следующем году обязательно получится так, что и я, и махонский, и камизуки (и плёнка, и фотоаппарат, чего уж там), и (что самое главное) сам парад — со всеми нами произойдёт единство времени, действия и пространства. а не как обычно.
что ж, удачи мне D:

пс.
...но организационный момент с непропусканием петербуржцев на Дворцовую площадь есть в высшей степени убогая мерзость. и даже не потому, что это коснулось нас лично.
это моё заднее слово.

@темы: отечество иллюзий, нетрудовые будни, рукалицый попаболь

03:25 

фрагмент жизни в трёх частях (с послесловием)

санитар леса
= часть первая. об истоках зла =
в течение последних нескольких месяцев в моей жизни не происходит никаких интеллектуальных потрясений. вечерами, примостившись между барханами пыли, курю в форточку, а по утрам, едва проснувшись, через ножки стола наблюдаю, как безмятежно покачивается на волнах утреннего сквозняка иероглиф любви, и, конечно же, вкушаю носом всё то накуренное с вечера, что извечно однобокий ветер приносит обратно в комнату. с каждым днём моя жизнь становится всё более похожей на тот подозрительный и недостоверный парадиз, без разбойника, мытаря и блудницы, что был так отвратителен Гумилёву, который и отец, и поэт одновременно.

каждодневно, в тяжелейших душевных метаниях, я откладываю по кирпичу и тут же, не медля ни секунды, пристраиваю его к стене, коей намереваюсь огородить себя если не от лени, но хотя бы от холодильника, который, как известно всем, есть наипервейшее зло. в моём конкретном случае наипервейшее зло выражается посредством непочатой банки сгущёнки и банки консервированного салата из морской капусты, с перепугу купленной на днях в магазине по соседству и, увы, початой. иногда моё воображение играет со мной злую шутку и выдаёт совершенно несъедобные вещи за съедобные. в таких ситуациях мне категорически не смешно, но воображение продолжает шутить с упорством, достойным лучшего применения. с таким же упорством морская капуста в моём холодильнике стоит и пахнет. пахнет так крепко, что того и гляди попадают с дверцы магнитики из Германии и Удмуртии, а также прилепленные ими фотографии. в такие минуты мне кажется, что не стоило вынимать холодильник из пакета и подключать к розетке. в конце концов, магнитики можно было налепить и через пакет. во истину, всё злое в этом мире произошло от холодильника. всё, что происходило до холодильника, происходило авансом.

части вторая и третья, а также послесловие.

@темы: нетрудовые будни, патефонные иголки

23:30 

про то, как красота дарит людям радость.

санитар леса
у меня есть застарелая детская травма. нет, не та, которая связана с учебниками английского шестьдесят четвёртого года. дело в том, что у меня было счастливое беззаботное детство, первую половину которого я напрочь не помню, а вторая исполнена приключениями, поисками сокровищ на помойке, соприкосновением с неземными формами жизни на школьной стройке и общением с родителями. ясное дело, что ни день, то травма.

так вот, однажды в детстве меня решили красиво постричь. до семи лет меня не стригли ни разу, я ходила шерстяная, как Тарзан, сорила волосами на ковёр так, что пылесос кашлял, как туберкулёзник, и каждый раз, когда меня заплетали перед детским садиком, я плакала слезами большими, как двадцатикилограммовая папина гиря для зарядки, и солёными, как самое солёное в мире море. но потом внезапно мне настало семь, школу достроили, мама упаковала меня в приличное платьице и понесла к суровой тётеньке, которая, взглянув на три ряда палочек и услышав "зызызы бук" в моём исполнении, тут же поставила страшный диагноз "годен". так меня записали в первый класс. торжественная линейка намечалась на через неделю. тогда мне казалось, что школа — это лучше, чем поиск сокровищ на помойке и контакты с неземными формами жизни вместе взятые. словом, я была так рада, что даже приличное платьице, жмущее и колющее во всех местах, не смогло притупить ощущения надвигающегося счастья. приблизительно за день до торжественной линейки родители решили, что моё ощущение надвигающегося счастья будет неполным без красивой стрижки.

и меня повели к парикмахеру. добрая женщина, завидев меня и мои тарзанские космы, гордо вползавшие в помещение парикмахерской, долго мучила маму характерными перед такой процедурой вопросами. вы хорошо подумали? вы уверены? может, просто подровнять? вы точно этого хотите? но мама была непоколебима, как гора Эльбрус, а мне было совершенно всё равно, потому что парикмахерская со всеми её зеркалами, креслами, ножницами, халатами, сушилками и запахами казалась мне параллельной вселенной. почти как космический корабль, только без невесомости. мне не было никакого дела до волос.

потом меня полчаса прикручивали к креслу, стараясь найти оптимальное положение, в котором парикмахеру будет проще добраться до волос, а мне будет всё видно и я перестану крутить головой. сорок минут парикмахер сражалась с моими космами. отважно, как разъярённый лев Бонифаций. одновременно с этим она раскрывала маме тайные тайны цветения фиалок, герани и папоротника. в ответ на это мама рассекречивала секреты торта "Наполеон" в тридцать восемь коржей (в плохую погоду) и в сорок пять (в хорошую). мне по-прежнему было всё-равно. потому что в кресле и под атласной накидкой я уже покинула пределы Солнечной системы. и давившая в шею прищепка, которой закрепили накидку, ничуть мне не мешала.

через сорок минут с меня сняли накидку, сдули с головы и плеч издержки производства и поставили на пол лицом к маме. пожалуй, в первый (и в последний) раз в жизни я увидела в маминых глазах ужас сомнения в том, чей ребёнок перед ней находится. сорок минут назад в кресло посадили девочку — сорок минут спустя из кресла вынули мальчика. в ответ на незаданный мамин вопрос современная наука подозрительно тихо молчала, а парикмахер подозрительно громко говорила о том, что она предупреждала. но делать было нечего, и, взяв незнакомого мальчика за руку, мама пошла домой. а дома папа смеялся до слёз, рассказывал, как однажды в одесском порту его постригли так, что если бы мама увидела, то наверняка подола бы на развод; отец успокаивал, что вырастут новые, а брат с надеждой интересовался, что если я теперь брат, а не сестра, то можно ли со мной драться. мама хмурилась, говорила что-то о том, что все мужики дураки, и тщетно пыталась закрепить на остатках моих волос бантик.

на торжественной линейке в первом Жэ классе было пятнадцать девочек, десять мальчиков и я с бантиком на остриженных под горшок волосах.

собственно, к чему это? далее — порно с собаками.

@темы: нетрудовые будни

21:07 

была весна, чесались псы, дымился мусорный бак.

санитар леса
...с утра за окном было почти то же самое, только немного прохладнее. с неба падала неубедительная снежная крошка, с крыши капало. вороны троллили голубей, стремительно пикируя с деревьев на помойку и фиктивно целясь оппонентам в глаз. последние мужественно убегали, гадя воронам под ноги. с высоты четвёртого этажа, в компании батареи и тёплого линолеума птичий конфликт казался наигранным и лишённым драматизма. с высоты четвёртого этажа птицы были похожи на юных реконструкторов, тайно от милиции тренирующихся за высокой оградой театра "кукушкино гнездо" в далёком городе N, куда, если верить слухам, через два года ни один поезд вас уже не отвезёт.

похожая погода была года два или четыре назад. я прогуливалась по Юсуповскому саду и делала летописные фотографии уточек и кормящих бабушек. уточки стыдливо уходили под воду ногами вверх, оставляя на воде круги и недоеденный хлеб, бабушки ворчливо уходили в себя, сворачивая и пряча опустевшие пакетики в карман, предварительно вытряхнувши крошки в произвольную сторону. словом, мне как обычно не везло. сидящий в самых потаённых недрах моего организма гений жанровой фотографии меркантильно складывал количество неудачных кадров, умножал на стоимость фотоплёнки, безжалостно оглашал цифру в рублях и требовал результата. отчаявшись, я начала прогуливаться ещё тщательнее и ещё пристальнее тыкать объективом в личное пространство совершенно посторонних мне людей. расход совести у начинающего фотографа пропорционален расходу плёнки — так я тогда думала, но несмотря на это смело совала глаз в видоискатель, уверенная в том, что как ни крути совести гораздо больше и стоит она куда дешевле.

день уже клонился к вечеру, но я всё терзала и терзала фотокамеру; гений жанровой фотографии внутри меня, наконец, скоропостижно умер, как случилось это с Бонапартом, Печориным и "титаником" из предыдущей записи, и я уже потянулась было в карман, дабы прикрыть крышечкой бесстыдную оптику, как вдруг обнаружила в кадре двух ребят с какими-то палками. я стремительно наводила резкость на них — они стремительно шли на меня. как только картинка стала чёткой и непонятные палки обернулись мечами, рождая в сердце смешанные чувства удивления, предвкушения и предрешённости, в моей голове пронеслась догадка, что вот теперь-то мне и моему фотоаппарату, в конце концов, воздастся за всё. на мгновение я почувствовала, как где-то в другом конце Петербурга моя преподаватель по фотомастерству вдруг замерла у окна, потеплела сердцем и, обратив серо-зелёные глаза к небу, вымолвила: "Господи, ну, пусть они её догонят".

но вышло так, что догадка моя оказалась тщетной, а мольбы преподавателя — напрасными. ребята оказались дружелюбными ролевиками, и следующие полтора часа меня учили размахивать мечом, сделанным херн знает из какого материала, название которого я не запомнила. в скобках стоит отметить, что в ту пору я была хоть уже и не молода, но всё же гораздо моложе, кость моя была шире, а грудь больше. раза в четыре (как минимум). ребята постоянно отвлекались, а я попадала мечом им по пальцам. конечно же, не со зла, а из-за того, что меч оказался слишком тяжёлым, а мои руки — слишком неприспособленными. в те минуты я радовалась, что в моих руках не фотоаппарат, а меч. фотоаппаратом я бы их убила наверняка.

...с утра за окном было почти то же самое, только немного прохладнее. в течение прошедшей недели в сугробы на спортивной площадке перед школой жильцы близлежащих домов потихоньку выбрасывали новогодние ёлки. ёлки не хотели умирать, а потому в падении переворачивались и утыкались стволами в снег так, будто росли здесь всю жизнь. видимо, именно по этой причине въехавший во двор мусоровоз, забрав переполненный контейнер (вместе с голубями и воронами), в очередной раз проигнорировал списанные новогодние деревья и уехал прочь. на беду ёлкам после мусоровоза во дворе появились дети, тут же заметили торчащие из сугроба тонкие деревца и начали ими сражаться. приблизительно так же, как я с теми ребятами или вороны с голубями.

через пять минут я докурила кофе, допила сигарету и отправилась к махонскому продолжать встречать масленицу, так и не узнав, кто же победил в неравной схватке: дети или ёлки. как бы то ни было, мне кажется, что всё закончилось хорошо.

@темы: нетрудовые будни

15:07 

алярме. монстры среди вас.

санитар леса
блять. я откусила носик у чайника.

... а ведь как прекрасно начинался день. начинался в двенадцать дня. никто не долбил по крыше, сбивая лёд. никто чувственно не орал матом, выталкивая машину из снега. светило солнце, верезжали птицы, шатались деревья. на пол, на мебель и на меня величественно опускалась пыль. пожалуй, это было бы очередное прекрасное воскресное утро, о котором я забыла бы уже в понедельник, не настигни меня необычное желание попить вместо утреннего кофейку утренний чай. желание было настолько необычным, что я решила собрать и вымыть всю посуду в комнате. даже ту, которая была чистой, но давно стояла и запылилась. (в скобках стоит отметить, что я неистово люблю мыть посуду: бывало, приду в гости к махонскому и мою, мою, мою весь день посуду, будто меня прокляли; наверное, в этом есть что-то нездоровое, и как доктор махонский, возможно, даже заинтересован в том, чтобы меня вылечить, но как человек и гражданин делать он этого, конечно же, не станет).

так вот. несмотря на то что рук у меня мало, а посуды много, я таки ухитрилась разместить последнее в первом, взяла заварочный чайник в зубы и вышла в нарядно сверкающий коридор, только-только вымытый соседом. где-то на полпути к кухне я внезапно почувствовала, что в чайнике ещё есть жизнь ещё остался чай, и не раздумывая ни минуты, решила его допить. я мгновенно и совершенно точно рассчитала, что, продолжив движение с прежней скоростью и подняв голову (вместе с чайником) на сорок пять градусов, я допью оставшийся чай как раз к тому моменту, когда дойду до раковины.

представьте себе эту картину: я шагаю по коридору в обнимку с посудой, задравши наверх чайник (вместе с головою) и пью чай. на мой взгляд, очень торжественно. то есть, если бы я не сутулилась, можно было бы подумать, что я выполняю почётный караул. наслаждаясь позавчерашним чаем и думая о том, как восхитительно выгляжу со стороны, я не заметила, как открылась дверь кухни и в коридор вышла швабра, за шваброй вышло ведро, а за ними следом — сосед. нас разделяло пять шагов. но, увлечённая мыслями о себе, я шла неумолимо. также неумолимо ко дну шёл "титаник", а к острову Святой Елены — Наполеон. единственная разница между нами состояла в том, что они шли вниз, а я — вперёд. до поры до времени.

одной ногой ударившись о швабру, а второй вставши в непросохшую лужу, я заподозрила что-то неладное. мгновение спустя между мною, "титаником" и Наполеоном не стало различий. впрочем, нет, ни у Бонапарта, ни у парохода в их скорбном пути вниз, однозначно, не было крышечки от чайника на правом глазу. будучи официантом в анамнезе, я судорожно сжала в объятиях посуду, в зубах — носик чайника и отдалась на волю судьбе. оставшуюся секунду падения я была фаталистом, я была Печориным, выворачивающим деньги на стол и восклицающим "вы умрёте!". а секунду спустя в моих зубах хрустнул носик чайника, по рту разлился приятный вкус фаянса, а по полу — так и не допитый чай с большими, развернувшимися листьями заварки и ягодами шиповника. "блять", — подумала я.

так за одно прекрасное воскресное утро во мне разом умерли "татиник", Бонапарт и Печорин, а также трагически скончался заварочный чайник. а сосед, не внемля приключившейся на его глазах трагедии, всё хохотал и хохотал, опершись на швабру, и сквозь смех пытался сказать мне, что по второму разу перемывать коридор не будет. (в скобках стоит отметить, что мыть пол я люблю гораздо меньше, чем посуду, хоть и делаю это два раза в неделю).

теперь передо мной стоит задача не из простых: что делать? да, я могу пойти и купить другой заварочный чайник. (я даже могу его украсть, допустим, из чайной ложки — вот только зачем мне такой страшный чайник?) как бы то ни было, где гарантия, что на следующий день я не откушу нос новому чайнику? именно. нигде.

после часа раздумий, в течение которых я мыла пол и посуду, я нашла единственный возможный выход из ситуации. отныне буду заваривать чай прямо во рту.

@темы: нетрудовые будни

01:30 

весёлая и поучительная история про то, как меня наебали :С

санитар леса
похожая драма случилась в истории про то, как поросёнок Пятачок решил подарить нарядный воздушный шарик, но у него не получилось, потому что он был лох и не смотрел под ноги. мой редкий читатель! если в этот вечер ты совершенно не настроен читать многословную матерную ахинею, которая, несомненно, будет представлена ниже, без ущерба для понимания произошедшего со мной можешь смело прочитать более культурный и более нежный аналог: Винни-пух и Все-все-все + CtrlF "ГЛАВА ШЕСТАЯ. В КОТОРОЙ У ИА-ИА БЫЛ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ, А ПЯТАЧОК ЧУТЬ-ЧУТЬ НЕ УЛЕТЕЛ НА ЛУНУ".

для тех же, кто не ушёл (полагаю, в основном, для себя), продолжу.

уверена, они есть в каждом городе нашего необъятного отечества. по крайней мере, переехавши пять (или уже шесть?) лет назад в Петербург, на улице, где проживал хердоктор, я внезапно обнаружила вывеску со знакомой до боли аббревиатурой ЦУТ. не путайте с тем, что имеет на конце букву пэ и управляет полётами. товарищи из этой организации повелевают более прозаическими, но от этого не менее загадочными вещами. то есть, если вам вдруг надоело, что каждый зимний вечер вас ест за ногу соседский ротвейлер, вы пойдёте и оторвёте яйца соседу. или если вам вдруг, допустим, пятнадцать лет и у вас внезапно закончился мозг, но началась любовь к ракинролу в тяжёлой его форме, вы пойдёте в ближайший обувной магазин для юных неформалов и купите себе там большие нарядные ботинки с металлическими вставками в самых неожиданных местах.

но рано или поздно в один прекрасный день вы почувствуете, что вас тяготит роль стандартного обывателя, вы мучительно захотите разнообразить свой унылый быт. и тогда, в очередной раз опечалившись оттого, что соседский ротвейлер ест вашу ногу, вы не пойдёте отрывать соседу то, что осталось неоторванным, но отправитесь в ЦУТ и купите там волшебное шайтан-устройство, условно отбивающее яйца собакам обоего полу по обе стороны от сибирского федерального округа. или когда вам в очередной раз случится пятнадцать, закончится мозг и начнётся любовь, вы не пойдёте в обувной магазин, но отправитесь в ЦУТ и приобретёте там приспособление "антигололёд", которое способно придать вам изысканный вид опытного и уверенного в себе садомазохиста, даже если вы обуты в китайские дачные шлёпанцы.

до позавчерашнего вечера я была закоренелым унылым обывателем и скептически относилась к магазинам с вывеской ЦУТ. скажем прямо, я смотрела на вывеску, как на говно. скажем ещё прямее, у нас с ней это было взаимно. но два дня назад моя жизнь круто изменилась. в мой почтовый ящик кинули рекламный буклетик, и я почувствовала жгучую потребность обменять всю свою последнюю зарплату, нет, не на бесполезное, но уникальное говно, а на подарок для махонского. вообще, я широкой души человек и мне крайне легко дарить подарки. вместе с тем мне крайне сложно дарить их вовремя. а тут мне предоставили возможность сделать подарок с опозданием всего на день.

потому что я увидела это

от радости у меня случился тремор рук и ног, и весь следующий день я провела в радостном предвкушении, как куплю хердоктору по танку т-34 на каждую ногу и пойду дарить. подарок медленно, но неотвратимо начал опаздывать уже на два дня, но неизбежность его дарения вселяла в меня небывалую воодушевлённость и предприимчивость, результатом чего стало то, что я пообещала ещё одному человеку купить два таких же танка и намылить их бандеролью при первой же возможности. я была собой довольна. дьявольски. настолько довольна, что на третий день уже в восемь утра надела свои лучшие (чистые) носки и принялась ждать, когда же откроют магазин.

в тринадцать ноль-ноль я была на подходе. в тринадцать ноль-одну я выключила плеер. в тринадцать ноль-две я уже рыдала на плече у суровой, как крейсер Аврора, продавщицы (с очень добрыми глазами), которая, рыдая в ответ, успокаивала меня, рассказывая, что ничего подобного у них никогда не было и в помине, что креативный дизайнер для обложки спиздил картинку из неизвестного места в интернете, что она, продавщица, уже потеряла счёт дурам, которые приходят и спрашивают тапочки, а потом рыдают в мисочку для сдачи и что теперь так же, как я, вот уже неделю рыдают пять девушек в справочной, которым всё звонят и звонят, и интересуются, остались ли в наличии тапочки т-34.

в общем, так махонский в очередной раз остался без подарка, а я впервые чуть не подарила его почти вовремя, с опозданием всего на два с половиной дня.
но это ещё не конец истории. потому что я во что бы то ни стало найду эти тапочки, куплю их и ими же разобью в кровь морду тому креативному дизайнеру, что составлял обложку для буклета. ну и, разумеется, подарю их махонскому. а вторую пару намылю бандеролью.

@темы: нетрудовые будни, рукалицый попаболь

20:22 

тьфу на меня.

санитар леса
танцы среди себя. часть вторая.



пойду выкину себя в мусоропровод и заживу наконец-таки нормальной жизнью.
пить брошу и немецкий выучу.

@темы: нетрудовые будни, патефонные иголки

01:32 

нипрошто, собственно.

санитар леса
4 февраля.
этот день отныне станет знаменательной, памятной датой в моей бесконечной студенческой жизни. ибо именно в этот день впервые за многия годы меня послали на допсу.
по такому случаю объявляю среди себя танцы до упаду.

...
5-10 февраля.
непонятно на кой чёрт установила симс3. (особенно непонятно ввиду событий четвёртого февраля).
теперь жду благодетеля, который придёт ко мне ночью и снесёт этот опий нахрен. а пока благодетель не пришёл, имею сказать по этому поводу следующее:
1. там можно сделать машину времени и... путешествовать во времени? хер с ним, с временем — в ней можно трахацца!
2. там можно ходить ходить по древним пирамидам... и находить сокровища в саркофагах? хер с ними, с сокровищами — в саркофагах тоже можно трахацца!
собственно, идущие выше два пункта есть основная смысловая нагрузка записи :alles:

за сим откланиваюсь до конца допсы. после чего вернусь к вам с новой порцией танцев: либо по поводу исключения, либо по поводу сдачи.

@темы: нетрудовые будни, патефонные иголки

14:58 

море радости (хвастаюсь же) и берег печали.

санитар леса
радостные явления одно за другим настигают меня с начала прошлогоднего декабря.

всё началось с того, что я подключила стиральную машину. это особая, отдельная глава моей жизни, наполненная эротизмом и чувственностью, многократно превышающими мой болевой порог. год назад, едва я документально переехала в свои пятнацатиметровые каменные палаты, вперёд меня и моего барахла привезли стиральную машину и холодильник. с последним худо-бедно удалось разобраться и таки подключить через полгода (зато теперь я ведаю тайную тайну хранения продуктов летом без холодильника; я унесу эту тайну с собой в могилу, то же самое касается и махонского, если он осмелится проболтаться; причём, касается скоропостижно). а вот на пути нашего со стиральной машиной счастья встал огромный соседский шкаф, непроходимо закрывающий стену между коридором и ванной. (в скобках отмечу, что у меня не самая лучшая стиральная машина: она не оснащена блютусом и вайфаем, а потому передавать воду из трубы в себя и обратно без шланга не умеет). соседи смотрели на меня и мой стиральный аппарат с великой печалью и говорили, что если из шкафа вынуть вещи и подвинуть, то шкаф развалится. в течение года я много раз (как минимум, три) ходила в сервис-центр, рассказывала им о своей горькой судьбе, чем доставляла море радости и отбирала море нервов, в результате чего мне нашли не просто сантехника, но ювелира, и проблема решилась: когда развесёлый дядя по имени Сергей приехал и за пять минут продырявил стену, не отодвигая шкаф, все жители коммунального зверинца, пребывавшие неделю в нервном напряжении, даже как-то расстроились внезапно исчезнувшему поводу для скандала.

дальше больше.

@темы: нетрудовые будни

21:48 

сопли без сахара.

санитар леса
я почему-то люблю думать о бесполезных и очевидных вещах. но вам, наверное, хватило девяти страниц дневника, чтобы это понять, так что к чёрту большое красивое вступление.

случилось месяца два или три назад, но до сих пор отчего-то вспоминается. мы с махонским болтались по "ленте", закупались всяческой вкусной (и не очень) едой. выруливаем мы, значит, в молочный отдел, а там — вакуум. на полу лежит мужик, у мужика из головы — кровь. два сотрудника торгового зала прикладывают к голове мужика салфетки, над ними возвышается звонящий в неотложку охранник. рядом девушка с тележкой и ребёнком: стоят тихо, как неживые, и лица у обоих окаменевшие. кровь на сером полу выглядит неправдоподобно ярко. как будто и не кровь вовсе, а кто-то что-то пролил. я замираю, как трамвай без электричества; махонский тоже замирает. механическая женщина несколько раз громко, на весь гипермаркет, просит присутствующих в магазине врачей о помощи. за нашими спинами уже топчутся другие люди. видимо, им, как и мне, тоже сначала кажется, что кровь не настоящая, а киношная, что можно не расходиться — ведь мужик сейчас поднимется, отряхнётся, и разрешат пройти в отдел и взять уже себе молока/сметаны/кефира и т.п. но мужик лежит, народ стоит, на полу кровь. никто ничего не знает — немая сцена. вдруг где-то позади шустрое такое шевеление: мимо нас со словами "пропустите, я медработник!" просачивается дама. "ну, слава тебе, господи", — уже, наверное, подумали все, как вдруг дама, резко сменив траекторию движения, кинулась к холодильнику, цапнула оттуда какую-то жратву и была такова. у меня все чувства, которые я внутри чувствовала, одномоментно взяли и закончились. толпа рассосалась, и мы с махонским вместе с нею. что характерно, вся описанная сцена длилась не более минуты. но всем хватило. через полчаса, когда мы снова проходили мимо, в отделе у холодильников уже толпились люди, а пол был опрятным и чистым. мы взяли ряженки.

или вот ещё ситуация. субботний вечер, почтовое отделение, полчаса до закрытия. внутри работает только один сотрудник, а всем хочется вот прямо сейчас отправить письмо, купить пакет для бандероли, получить пенсию и отправить бланк на регистрацию. за окном непреходящие петербургские сумерки, начинающиеся прямо с обеда, и извечный же гололёд, начинающийся прямо с ноября. в нашем случае сумерки отягощены снегопадом, а гололёд — колдобинами от недавно сбитой с крыш, но неубранной вовремя, а потому вмёрзшей в снег наледи (у меня язык не поворачивается назвать эти громадные сталактиты сосульками). очередь множится, очередь нервничает, а стрелки часов тем временем подползают к критическим отметкам, соответствующим закрытию заведения. дождавшись своего часа, я начинаю художественно рассказывать сотруднику почты про то что с уведомлениями, что никак нельзя перепутать квитанции, потому что в суд, и внимательнее нужно с адресами. я чувствую, как очередь неодобрительно смотрит на мою кипу корреспонденции, и подумываю о том, как бы мне без ущерба для здоровья ухитриться прикупить ещё и каких-нибудь нарядных марок, предварительно посмотрев и повыбирав. я уже почти придумала, как вдруг: "ой, как бабушка упала!" — печально и сокрушённо восклицает дама из ожидающих, глядя в окно. все присутствующие, как по команде, поворачивают лица к окнам, за которыми тротуар, и тут же — обратно к часам на стене. как закоренелый перетаскиватель колясок через сугробы и переводитель старушек через дорогу я дёргаюсь к выходу, как человек, материально ответственный за отправляемую корреспонденцию, я дёргаюсь обратно. так бы я, наверное, и дёргалась до нервного тика, если бы всё душевное напряжение не снял ленивый и праздный вопрос какого-то дядьки: "ну чо она там, поднялась?" и едва заметившая факт падения дама кивнула, я почувствовала, как вся очередь морально расслабилась и вернулась к напряжённому созерцанию часов. я продолжила думать про марки, конечно же.

сопоставляя два этих события, я невольно прихожу к мысли о том, что всем людям независимо от склонности к морализаторству и от степени воспитанности нужен человек, который примет на себя ответственность. непроизвольно, без официальных заявлений и извинений, без благородной и самоотверженной составляющей. сделает или скажет что-то такое, от чего все прочие люди почувствуют себя легче, потому что хотя бы на мгновение, но задумаются: "вот ведь ужас какой! и как таких земля носит!" — ведь они-то, эти люди, на самом деле, не такие. будь у них возможность, они бы что-нибудь сделали, но вышло так, что они сделать ничего не могут, а значит, их бездействие, особенно на фоне "неправильных" слов и действий, кажется если не обоснованным, то хотя бы не таким циничным и вызывающим. я не буду сейчас развивать трагичную мысль о том, что все люди гады и настоящие героические рыцари и сердобольные принцессы вымерли ещё до мамонтов, но мне теперь вдруг стало интересно, как много каждый отдельно взятый человек готов сбросить с себя в тень подобной "стены ответственности" и как много готов каждый отдельно взятый человек отдать за то, чтобы такая стена гарантированно появлялась в его жизни по первому требованию.

@темы: нетрудовые будни

01:22 

снова про снег и далее про ничего.

санитар леса
- а ты в детстве ходил в детский сад? — спросила я как-то своего однокурсника. я очень редко о чём-то спрашиваю, но если мне приспичит, то не размениваюсь на вступления. вопрос прозвучал внезапно.
- не ходил, — после долгого молчания был мне ответ. — меня возили. когда была зима, меня клали на санки и везли в детский сад. я смотрел в тёмное утреннее небо и ни о чём не думал.
я представила себе эту величественную картину. мы помолчали, после чего каждый вернулся к монтированию той фигни, от которой отвлёкся.

- Серёжа! Серёжа, не ешь снег! господи, да что ж такое... Маша, не накладывай снег в шапку! Лена, высуни голову из сугроба! Ася, обуйся немедленно! Ваня! а ну, прекратил кидаться снежками в прохожих!.. Рита, что ты делаешь? выброси этот снег немедленно: ты не видишь, он жёлтый?! нет, он плохой. просто выброси его и сходи вымой руки. Ваня... Серёжа, не ешь снег!...
...а вот так вот два дня назад я стояла около низенького заборчика детского сада, ожидала встречи и наблюдала, как совсем молоденькая девушка-воспитатель пыталась справиться со всеми разом детьми на зимней прогулке. она очень старалась, но получалось у неё из рук вон плохо, потому что Серёжа таки наелся снега, Маша унесла в шапке целый ком, Ваня трижды не промазал по мне, Лена ходила вся в снегу, у Аси были подозрительно развязаны шнурки, а Рита... Рита, впрочем, ушла мыть руки и так и не вернулась.
всякий раз, пытаясь вспомнить что-нибудь из своего раннего зимнего детства, невольно вспоминаю и сказку про медвежонка, впервые увидевшего снег. в детстве каждая зима — первая, и каждый снег — тоже первый. детские воспоминания о снеге настолько велики и сильны, что мне до сих пор кажется, что раньше в моём родном уездном городе зимы были гораздо холоднее и снега было гораздо больше. хотя, конечно, это просто я была гораздо меньше и детские громадные сугробы, на самом деле, были едва присыпанными снегом кустами. и всё-таки я не хочу разубеждать себя в своей детской зиме и крайне бережно храню то ли придуманные, то ли настоящие воспоминания о том, как мы строили из снега целые крепости (пусть и по колено) и устраивали бои; или как протягивали из вонючей дворницкой длинный шланг и заливали на одном из тротуаров полоску катка (сначала холодной водой, а потом горячей — чтобы лёд был ровным и особенно скользким, как убеждали нас тогда старшие ребята); или как сбивали мелкими, плотно слепленными снежками примороженные и пряно-сладкие вишни с самых верхних веток (тогда ещё были живы все дворовые огородные бабушки, а потому за согнутую ветку можно было получить по жопе, а за сломанную — лишиться головы); или как бегали на только-только замёрзшие пруды и играли в то, кто дальше от берега пройдёт по льду; или как ждали, что замёрзнет море, а море всё не замерзало, и мы не верили старушкам, болтавшим про то, что когда-то давно бухта промёрзла насквозь. мы не верили, но ждали. надо сказать, много позже с тех пор, совсем недавно относительно нынешних лет были удивительно сильные для наших краёв морозы, и бухта всё-таки немного подмёрзла. конечно, не так, как здесь, в Питере, каменеет до дна Финский залив, но всё же на время волны стали странно медленными и как будто вязкими, а кое-где и вовсе остановились. но это не в счёт. это было недавно — это было не в детстве. в детстве мы этого так и не дождались, к сожалению. то ли мы выросли слишком быстро, то ли детская наша зима нагрянула как следует слишком поздно. с другой стороны, у тех, кто был детьми в те самые три или четыре года назад, было самое настоящее мороженое море и город, покрытый льдом.

--
пс.
в середине сентября я писала заявление на восстановление. вчера позвонили из деканата, сказали, что заявление приняли, и попросили принести аттестат. факультет искусств издавна отличался собранностью, организованностью и быстротой реакции, а как же. аттестат отнесла сегодня, но по пути ноги сами собой завели меня в полиграфию, где я сделала два экземпляра ксерокопии. так, на всякий случай. на лето. я, конечно, никуда больше ни-ни, но мало ли.
горбатого могила исправит, ей-богу.

@темы: нетрудовые будни

02:10 

ложка-вилка перемыты. всё. пиздец. пошёл читать.

санитар леса
видимо, умирая, мой ноутбук заберёт меня с собой.
конкретнее: позавчера ввечеру от перегрева и неизвестного вируса некто тошиба сателит эль-тридцать грохнул большую часть имевшихся на винчестере данных. среди прочих под раздачу попали черновые наброски приквела, вбоквела и ещё двух небольших зарисовок по известным вам мотивам. посредством сеанса гипноза были извлечены битые данные, а также повреждённые автокопии вордовских документов, содержащие в себе множество разных загогулин неизвестного происхождения, недвусмысленно отправляющих меня в известном направлении.
видит бох, я страсть как люблю переписывать начатое. творческий путь Андрея Тарковского, очевидно, не даёт мне покоя. вот обзаведусь сердечными каплями и гениальностью, так сразу и пущусь вперёд без удержу.

--
приложение.
(вывалилось внезапно и неосмысленно. две ночи восстановительных работ подле компьютера дают о себе знать, не иначе).

ТРИ КУПЛЕТА ПРО ЩЕДРОСТЬ.

отдайте всю власть королю!
вы видите, сам он не местный.
жену и дочку свою —
отдайте, им будет полезно.

отдайте себя до конца
врачам, палачам, генералам.
бессмертная ваша душа —
всего лишь досадная малость.

машины, дачи, счета
несите, несите скорее.
а если нет ни черта,
придите помощь соседям.

(далее следуют четыре строчки красноречивого молчания, изображающие недостающий четвёртый куплет).

конец.

@темы: куплеты, нетрудовые будни

01:48 

к несчастью, я была в театре.

санитар леса
вчера были в театре Миронова. маме понравилось, мне — как всегда. то есть, от первой половины спектакля я чуть насмерть не расстроилась и уже почти стала сытно есть свои руки, чтобы не начать выражаться, как вдруг антракт закончился, пахнущие табачными изделиями люди вернулись из буфета и пошла вторая часть. вторая часть была хорошей, цельной и почти даже доверительной (дело в том, что пьеса была поставлена по Островскому, а я, всякий раз наблюдая фильмы и спектакли по классике, не могу избавиться от ощущения того, что передо мной ряженые). возможно, в данном случае проблема кроется в том, что я кромешный тормоз и впитывать состояние и игру актёров начинаю, только когда до конца спектакля остаётся двадцать минут; может быть, дело в том, что у разных поколений по-разному отложились в головах образы наших классиков; отложились из разной, не сопоставимой друг с другом похабщины, заботливо втёртой в наши глаза разными учебниками по литературе седьмого-восьмого класса. впрочем, как бы то ни было резонанс случился даже со мной. что порадовало меня несказанно. но, опять же, случился и повод серьёзно задуматься. рассказываю.

есть у Островского драма, называется "Пучина". собственно, по ней мы вчера и наблюдали одноимённую постановку. теоретически, можно догадаться по тому, как определён жанр, что это не комедия. практически (с моей точки зрения) — это именно драма. но я стараюсь не забывать о том, что зритель воспримет спектакль так, как покажет режиссёр, а не так, как написал драматург. то есть, драма, в принципе, может стать комедией и наоборот. я стараюсь не забывать. и вот, в одной части головы я держу эту мысль, а в другой части головы я одновременно держу вчерашнюю реакцию зала. аудитории. зрителя. народ ржал. то есть, не просто один-два случайных заблудившихся смешка — а неиллюзорное такое "бугага" в некоторых моментах. не сказать, что мне не терпится экспрессивно поведать о своей тонкой душевной организации, красиво посадив её на фоне окружающих меня пейзан Мордора. но вот уже в который раз я задумываюсь об адекватности своего чувства юмора. вот, например, иногда бывает так, что ты понимаешь, почему люди смеются, но не смеёшься вместе с ними, потому что по разным причинам предмет шутки кажется слишком глупым, пошлым, унылым и т.д. это нормально. то есть, это не свидетельствует о том, что с тобой или с окружающими что-то не так. но совсем другое, когда люди смеются, но ты не понимаешь, почему, несмотря на то что сама ситуация более чем понятна. понятна и совершено несмешна. вот это уже хуже. и именно в таком состоянии довелось мне побывать в течение вчерашнего спектакля. и именно оно кусками время от времени врывается в мой мозг. в современном мне обществе явно происходит что-то такое, что от меня скрывают. в зоопарке тиграм не докладывают мяса, так сказать. уважаемые, доложите мяса: кто что имеет сказать по поводу прочитанной/просмотренной "Пучины" или же по поводу схожего с моим клинического непонимания общего веселья?

--
пс.
и вдогонку, так сказать. история о том, как драма может стать комедией. дело было в моём родном уездном городе N. у нас там два театра, один из которых детский, другой — экспериментальный, третий — как обычно, советское наследие. местные театралы на всё это смотрят со сдержанным презрением и материнской нежностью; смотрят, как правило, со средних и последних рядов, не разоряясь на то, что поближе. к привозным постановкам, как водится, проявляют большую чуткость. впрочем, от скуки её не проявляет только ленивый. так вот, однажды всем на радость привезли "Не будите спящую собаку". в театре — драма, всё серьёзно. с наружи — кажется, ноябрь или что-то дождливое. в театре — у зрителей через одного депрессия. свет погашен, спектакль начат. и вот в тишине кто-то кашлянул, смущённо и сдавленно, почти неслышно. через несколько минут — снова кашлянул, но в другой части зала. и лемминги понеслись в атаку. в течение всего спектакля с интервалом в пять-десять минут где-нибудь в зале сдержанно давили кашель. актёры стоически не замечали. а потом на самой трагической реплике актриса, исполнявшая роль Фреды Кэплен, кашлянула. зал героически подавил всплеск хохота за две секунды, но всё же спектакль был убит. я удивлюсь, если "собаку" привезут во второй раз.

@темы: нетрудовые будни

00:23 

транспортное выхлопное.

санитар леса
намедни я поймала свой судьбоносный, сакраментальный автобус номер десять. одним глазом я смотрела в книжку, а другим — слушала (непроизвольно, разумеется), о чём ворчат окружающие. обоим глазам было так интересно и занимательно, что я как-то даже и не сразу заметила, что автобус номер десять идёт вдвое дольше положенных ему тройных временных норм. вдвое кривее, вдвое извилистее, вдвое непредсказуемее. так или иначе, на исходе второго часа я начала подозревать, что что-то здесь не так. к концу третьего часа глубоко во мне уже проросла уверенность, что десятый маршрут отныне согласно чьему-то злому несмешному умыслу сделался экскурсионным. и в голове тут же вспомнился и завертелся голландский художественный кинофильм для детства и юношества "мальчик-оборотень и волшебный автобус". кадры мелькали перед глазами. за стёклами автобуса мелькали пятна окон. книга была позабыта. однако на самом интересном месте автобус вздрогнул, кашлянул и прямо поперёк проезжей части случилась конечная. ещё толком не осознавая, насколько мне повезло в том, что конечная случилась аккурат напротив моего дома, я вылезала наружу.

позже выяснилось, что на Петроградской стороне меняют дороги. обновляют — не выпиливают к чёрту (что удивительно) трамвайные рельсы. ложут асфальт (граммар наци замолкают свой гневный рот, наблюдают за процессом и справедливо соглашаются, что так асфальт можно только ложить). делают дорожную магию, в общем. за процессом ложения асфальта я могу наблюдать бесконечно. и бесконечно задаваться вопросом, какого хрена было не сделать этого несколько месяцев назад, когда было теплее, суше, светлее и никто не вспухал от обстоятельств: ни свежеуложенный асфальт на дорогах, ни свежевзбесившиеся люди на остановках.

но меня всегда радует процесс ожидания. то есть, я, конечно, лукавлю: в радости своей я исхожу на говно, истекаю ядом и извлекаю из мозга страшные слова — что одновременно с этим ничуть не мешает мне разглядывать окружающее и радоваться. вот, к примеру, нелогична и радостна сама структура ожидания: сначала мы чётко намерены сесть на автобус номер десять; после часа ожидания мы согласны на любой маршрут; после двух часов ожидания мы согласны на любой вид транспорта: трамвай, троллейбус, хоть нло; к четвёртому часу ожидания мы разрываем внутри себя шаблон, идём в направлении, перпендикулярном цели, и обретаем смысл жизни. не менее радостны люди вокруг, по умолчанию становящиеся на ограниченное время нерушимым тайным братством, где старейшины, выкуривающие по десятой, сбивают пеплом налипших на ноги голубей; где дозволено поднимать самые неподнимаемые, самые внезапные, самые унылые темы для разговоров и заботливо раскладывать их по карманам — так мама, собирая своё чадо на свидание, кладёт носовой платочек в левый карман, а презерватив в правый; так бабушка, забирая из детского сада внука, вынимает из левого кармана ребёнка рогатку, а из правого кармана воспитателя — компот и четыре килограмма манной каши. иногда мне думается, что любой, не одобренный на официальном уровне митинг можно замаскировать под ожидание общественного транспорта — и никому не придёт в голову вызывать омон, и не будет никакого стихийного флешмоба "фри хагс".

- это китайские автобусы, мы на них не ездим. мы поддерживаем отечественного производителя... Мерседес, — внезапно сказал слева от меня бородатый друг молодой семьи, держащий на руках полуторагодовалого сына молодой семьи, в то время, как оставшееся население молодой семьи в количестве двух разнополых супругов воевало с коляской (и, украдкой, друг с другом). я смотрела на бородатого друга молодой семьи так же долго, как он, в свою очередь, долго смотрел туда, где дорога начинает загибаться за горизонт прямо со всем стоящим на ней автотранспортом. я ощутила некое духовное родство с бородатым другом молодой семьи. затем, выкурив десятую сигарету вместе с пачкой и акцизной маркой, на прощание заглянув в глаза каждому голубю, я, как водится, пошла перпендикулярно, сдав предварительно полномочия старейшины девочке десяти лет, что тем временем с ненавистью смотрела на свой картонный сундучок "хэппи мила" и, очевидно, ненавидела собственное твёрдое обещание вкусно скушать его после того, как приедет домой.

я шла по мосту, в мои заляпанные пылью глаза светило солнце, оставляя смазанные ньютоновыми кольцами силуэты. а по-над обросшей лесами и гастарбайтерами церковью валялись серо-золотые облака.

@темы: нетрудовые будни

03:13 

как будто о книгах.

санитар леса
у меня руки трясутся.
нет, не потому что я с дуру решила, будто в одно лицо тащить стальной каркас раскладушки с матрасом легко и удобно. и не потому что днём позже мне эти самые руки знатно оттоптали. дело в том, что давеча я зашла в книжный. на этом месте надо бы сделать короткий флэшбэк: пять лет назад, когда я только-только очутилась в Питере, то первое, что мне бросилось в глаза, это цены на книги. тут много книжных. как для гламурных и мажорных граждан, так и для нищебродов и студентов. по вполне понятным причинам я обычно выбираю магазины для второй категории населения. но даже в оставшихся, если сравнивать с тем, за что продают на моей исторической родине, цены на книги в Питере всегда с уверенностью можно было назвать если не низкими, то щадящими и гуманными. но намедни я зашла в один из своих любимых книжных, где есть отдел для финансово обиженных. и теперь у меня трясутся руки. товарищи, что творится с ценами на книги? этим летом они сгорели в пожарах вместе с гречкой? наше государство, наконец, стало беречь дерево и начало перерабатывать в бумагу слоновьи какашки? всем петербуржцам, кроме меня, увеличили зарплату втрое? почему в отделе "пять тысяч книг за полцены" книг вполовину меньше прежнего и у всех них наружность похабных любовных романов? Маркес и Гессе за шестьсот пятьдесят рублей (каждый) стоят на полке и смотрят на меня с печалью. они стоят там безвылазно и, очевидно, хотят ко мне. кошелёк лежит в кармане и смотрит на меня с укором. он лежит у меня в кармане безвылазно и, очевидно, хочет к кому-нибудь другому, кто будет вытаскивать его на свет божий не только для того, чтобы приложить карточку к турникету метро.

не спорю, у нас здесь на каждом острове есть множество магазинов, где продают старые книги (чего, опять же, нельзя сказать, например, о родных моих палестинах, где из подобных заведений только шкаф и картонная коробка в ларьке с подержанной техникой на отшибе блошиного рынка). но у магазинов старой книги есть один существенный минус: там никогда нельзя наверняка купить те книги, которые почти постоянно есть в обычных магазинах. и вам едва ли скажут наверняка, когда же появится то, что вам нужно (но это уже второй существенный минус; я не буду перечислять дальше, не то расстроюсь окончательно и буду до утра плакать на стиральной машине).

конечно, есть ещё библиотеки. но, спрашивается, где я, а где библиотеки? к тому же, несмотря на то что моим печальным глазам доверяют все библиотекари на свете и тут же, без всяких сомнений передают в руки какое-нибудь штучное издание, у меня есть один существенный минус: если я хочу книгу сейчас, то это не значит, что я начну читать её сегодня же. иные книги могут стоять у меня год, прежде чем я пойму, что самое время. я читатель-самодур. самодура, если быть точнее. то есть, библиотеки мне совсем не подходят. совершенно.

таким образом, вы сами понимаете, что мне ничего не остаётся кроме как вспомнить о своей затаённой страсти воровать удивительные книги из разных удивительных мест. осталось только навостриться направлять эту самую страсть и находить нужные мне удивительные книги. ну, знаете, как свинья шампиньоны находит. и я постараюсь не думать о том, что у меня трясутся руки и вот прямо сейчас я ими даже в собственный карман не попаду, не говоря уже о том, что бы уверенно и независимо стащить криво лежащее в неположенном месте. и я совершенно не буду думать о том, что можно бы найти ещё одну работу или, например, бросить жрать, чтобы обрасти лишним рублём. не буду, потому что спать и жрать иногда всё-таки нужно. но, постойте, не спешите прятать свои фолианты и стращать тем, что от воровства книг на ладошках растут волосы. первое время я буду оттачивать своё мастерство на книгах махонского. я скажу вам, когда настанет время следить в оба, не переживайте.

коль скоро я уже напрудила целую эмо-поэму про книги, то всуну сюда же ещё пару абзацев.
дочитываю Барнса, "Глядя на солнце". там потрясающее вступление. я люто ненавижу все без исключения речи издателей, наследников и переводчиков, что часто суют в самом начале книги. также мне странно читать в подобном месте вступление от самого автора, потому что в большинстве случаев это похоже на самоизвинения. мне трудно заставить себя прочесть громоздкий, на пол-листа эпиграф — по правде, я делаю это лишь из уважения к писателю. я не люблю вступления. я мирюсь с ними, только когда они поданы под соусом театральной ремарки. в нашем случае вступление совсем короткое, всего на страницу, и оно, по сути, является частью романа. делюсь этим самым вступлением (и не спешите в середине второго предложения думать, мол, ясное дело, этой глупой деревянной лошади ничего, кроме Второй мировой не интересно — дочитайте до конца):

Посвящается Пэт.

согласитесь, здорово? на мой взгляд, отличное вступление. после таких понимаешь, что прочитаешь книгу до конца, даже если голова отвалится. у меня редко возникает такое понимание сразу после первой страницы. сама книга, что называется, на любителя. кино с подобным построением сюжета называют нефабулярным. впрочем, мне сложно с ходу представить, как по этому роману можно снять ёмкий, неперегруженный полнометражный полуторачасовой фильм. сценаристу пришлось бы, наверное, изрядно попотеть. в целом же оно внезапно очень похоже на Ольгу Славникову ("Стрекоза, увеличенная до размеров собаки"). и меня почти не останавливает то, что написано оно совершенно по-разному и во многом о разном написано. не оставляет ощущение того, что меня дважды макнули головой в одну и ту же реальность. в первом случае у нас Англия, во втором случае — СССР. в обоих случаях — жизнь совершенно обыкновенной и как будто не примечательной ничем женщины. воспоминания отшелушиваются слой за слоем — как будто кто-то чистит чеснок, а вы смотрите, как тонкая сухая кожура опадает на стол, и пытаетесь разглядеть.

а ещё у меня складывается впечатление, что я сегодня так и не заткнусь. посему спешу раскланяться, пока впечатление не переросло в уверенность.
горячо вместе со всеми вами надеюсь, что мне больше никогда не приспичит писать про книги :plush:

@темы: нетрудовые будни, книжеть

00:58 

когда был Ленин маленький, с кудрявой головой...

санитар леса
у меня имеется застарелая детская травма.
когда мне было пять лет, мама учила меня английскому языку. по учебникам шестьдесят четвёртого года. к шести с половиной годам мой английский словарный запас состоял преимущественно из следующих слов: коммунист, ленинец, комсомолец, товарищ, командировка, друг по переписке, труд, деревня, совхоз, обещать и прочее в этом духе. но более всего меня увлекло слово "большевик". как сейчас помню, сижу я пятилетняя на полу (ещё с косами и совсем пока не лысая): в одной руке словарь, в другой — ручка с тетрадкой, на коленях учебник. сижу и думаю: "а что такое большевик?" серьёзно так думаю, основательно. красочно, образно и пытливо, как только умеют думать дети пяти лет. (то есть, когда ты становишься старше, помнишь и понимаешь кучу слов, то с высока этого обманчивого знания начинаешь думать огульно, обыденно и совершенно некачественно обо всём, что тебя окружает). так вот, сижу я и думаю, что же такое большевик, почему о нём так часто пишут в учебнике — всегда так уважительно и радостно. можно сказать, с придыханием и безмерной любовью к родине (которая тогда пока ещё называлась Советский Союз). нет, не просто к родине, а — к Родине! (кстати, народ, кто помладше, как вас в школе учили писать слово "родина": вам давали два варианта, со строчной и прописной буквы, или уже только один, со строчной?). таким образом, среди самой себя я решила, что большевик неизбежно должен быть связан с чем-то большим, праздничным и сильным. почему-то в моей голове в первую очередь всплыл парад победы (в нашем небольшом городе он тоже проводился ежегодно, даже в самое скверное для страны вермя — город-герой, как-никак). путём таких нехитрых рассуждений я пришла к выводу, что большевик — это что-то вроде БТР, только больше раза в два. или в четыре. и жила я с этим знанием ещё много лет. страна к тому времени развалилась, а вместе с ней и мой скромный детский запас английских слов, которые, все разом, официально стали глупыми и непригодными для речи. впрочем, глупым и непригодным не только для речи, но и для жизни тогда много чего стало. снова я начала учить английский только в третьем классе — уже совсем по другим учебникам. там были совсем другие слова, всё больше про Америку, Англию и Австралию. я не помню того момента, когда и каким образом большевик в моей голове лексически трансформировался из машины в человека (о, какая печальная ирония!), но когда-то этот момент всё-таки был.

собственно, к чему эта лирическая телега.
с тех самых незапамятных пор у меня болезненное влечение к советским учебникам. то есть, мозгами я понимаю, что учиться по ним в большинстве случаев нельзя (я имею в виду гуманитарные науки), но понимание это мне почему-то не помогает. не помогло мне оно и в тот раз, когда, приехав в очередной раз к родителям, я начала выгребать хлам из старого шкафа и обнаружила два учебника по немецкому. нет, не шестьдесят четвёртого, а середины восьмидесятых — начала девяностых. в моём понимании просто свежак. что характерно, более "новый" учебник оказался переизданием старого. и я тут же принялась сравнивать.
в разделе с дифтонгами всё было хорошо. но потом началась грамматика, диалоги и разъяснения к ним. я упала сидя. цитирую:
"Запомните, что официальное обращение к мужчине по фамилии Ленц — Herr Lenz, а к женщине — Frau Lenz. Обращение Genosse «товарищ» употребляется лишь при разговоре с членами коммунистических и рабочих партий, военнослужащими армии ГДР и СССР и т.п. При обращении к советским гражданам в ГДР часто употребляется слово Freund".
лезу на первую и последнюю страницы, а там: Санкт-Петербург, издательство "Орис", 1993. сдано в набор 22.06.93. подписано к печати 28.07.93. исправленное издание, что характерно. и вот я думаю, а чо они там исправляли-то? xDDD

--
пс.
я уже однажды спрашивала вас о конфузах, связанных с незнакомыми иностранными названиями, а теперь мне хочется спросить о том, как в детстве воспринимались совершенно обычные, но пока не знакомые слова. ну, вот, как у меня с большевиком, или с каникулами (первый раз я это слово услышала, когда мама окончательно забрала меня из детского сада, сказав, что с сегодняшнего вечера у меня будут каникулы; я долго мучила мозг и, в конце концов, решила, что каникулы — это какой-то плодоовощ навроде кабачка).
таки что? :rotate:

@темы: нетрудовые будни

01:25 

"земля у нас богата, порядка в ней лишь нет".

санитар леса
у нас постепенно дают снег и постепенно отключают отопление.
"бардак!" — не подумавши, уже возмутилась было я, но потом всё-таки решила подумать. подумала и набросала коротенький список вопросов и утверждений. кому не лениво, тот глядит ниже.

01. вы скачиваете фильмы/музыку/софт/игры с рутрахера и прочих трекеров?
02. и не испытываете при этом никаких угрызений совести.
03. и вас устраивает то, что после определённого количества загруженных терабайтов вас не пригласят в суд.
04. когда вы входите в метро, вас не возмущает, что иные умельцы прыгают через турникет.
05. равно как и не смущает то, что сотрудники метро, бывает, не ловят их, потому что им лень.
06. вы купили бы алкоголь в магазине в пять минут двенадцатого ночи, если бы продавец предложил отпустить вам товар завтрашним числом?
07. и не стали бы задумываться о том, что за нарушение закона магазин могут прикрыть/оштрафовать.
08. вы переходите дорогу на красный свет, зная, что сотрудник милиции не будет вас за это расстреливать?
09. по этой же самой причине переходите ли вы дорогу, не доходя двадцати метров до пешеходного перехода, потому что вам лень?
10. курите ли вы (если курите, конечно же) на улице, пока идёте по тротуару или ожидаете автобуса?
11. бросаете ли на асфальт окурок, если в поле вашего зрения нет урны? (некурящие могут представить себе вместо окурка банку из-под газировки).
12. часто ли вы выкидываете окурок на асфальт, потому что вам с урной не по пути? (и снова некурящие видят вместо окурка банку из-под газировки).
13. если у вас не хватает денег на билет, поедете ли вы на автобусе/ пригородной электричке без билета, зная, как можно проехать "зайцем"?
14. вы также не испытываете чувства торжествующей справедливости, когда видите, что контролёры высаживают безбилетника.
15. согласитесь ли вы получить желаемое вами рабочее место по знакомству?
16. и при этом вы не будете долго думать о том, что проходите вне конкурса, тогда как на собеседовании могли отказать более талантливому и способному человеку, чем вы.
17. согласитесь ли вы пройти без очереди, если у вас есть знакомый врач/юрист/бухгалтер/сотрудник ЖЭКа или ОВИРа, который предложит провести вас?
18. и при этом вы не будете долго сочувствовать людям, которые пришли занимать очередь в пять утра.
19. и будете чувствовать себя задетым, когда люди в очереди будут бросать на вас гневные взгляды и возмущаться тому, что у вас есть блат, но нет совести?
20. вы бы не были против, чтобы знакомые вам преподаватели, принимающие экзамен (допустим, у вас таковые имеются), подстраховали вас при поступлении в университет.
21. сломав/ разбив какой-либо товар в супермаркете, вы не будете обращаться к сотруднику торгового зала, если знаете наверняка, что вас никто не заметил.
22. и даже если у вас есть некоторые подозрения, что вас могли заснять камеры, попытаетесь ли вы скрыться?
23. и вы не станете сообщать сотрудникам торгового зала о подобном происшествии, если станете его невольным свидетелем.
24. если в вашем доме сломался лифт, вы не будете звонить коммунальщикам, потому что знаете, что кто-то из жильцов вашего дома всё равно сделает это.
25. и вы не будете делать этого даже в том случае, если сами живёте выше третьего этажа.
ad infinitum.

итого.
— если на большинство вопросов вы ответили утвердительно, а с большинством утверждений согласились.
бардак? назовите это свободой, расслабьтесь и получайте удовольствие.
— если на большинство вопросов вы ответили отрицательно, а с большинством утверждений не можете согласиться.
бардак? да, бардак. боритесь с этим, не отвлекаясь на то, что вся страна будет смотреть на вас с непониманием. боритесь. ведь кто-то же должен работать в нашей стране.
— если у вас приблизительно поровну.
определитесь же скорее, на какой вы стороне! вы расшатываете священное равновесие нашего многострадального отечества.

и напоследок. не могу не поделиться с вами ссылкой на стих, который вы все, вероятно, знаете, строчка из которого используется в названии записи и который мил моему сердцу вот уже много-много лет. История государства Российского... (А.К. Толстой)
за сим я откланиваюсь и отправляюсь сливать сопли в раковину. всем хорошего вечера, и до завтра :vv:

--
пс.
питерцы, кто в курсе, что у нас сегодня за праздник такой локальный? по какому поводу весь метрополитен заблёван?

@темы: нетрудовые будни

00:02 

что это? ужас в глазах изумлённого льва — закрыты железные двери.

санитар леса
а сейчас будет поучительная история о пользе хронического недосыпа.

в вагоне поезда метро, следующего по синей ветке к станции метро Петроградская, стоял вертикальный сухой труп с моим лицом. один глаз у трупа спал, другой — бодрствовал. ничего не предвещало беды. состав начал замедлять ход, свет в салоне привычно мигнул, мужчина с хорошо поставленным советским голосом объявил Петроградку. двери открылись, но за ними вместо перрона оказалось (о, ужас!) чёрное обшарпанное железное нечто с прибитой серой табличкой. "выход рядом", — смотрели в упор покосившиеся бордовые буквы. "блять! куда бежать? спасите!!" — мысленно прокричал труп, тигром кинувшись в произвольную сторону. впрочем, рассказчик не берётся утверждать наверняка, был крик мысленным или настоящим, потому что остальные люди в вагоне почему-то ржали, как кони. (с другой стороны, мало ли у нашего народа поводов посмеяться? вон, говорят, кризиса вторая волна начинается, а Ходорковского из тюрьмы выписывают). двери закрылись, поезд поехал. и труп вместе с ним, вместе с прочими пассажирами, а так же вместе с милейшей бабушкой, на которую довелось наскочить. вернее, бабушка почти сразу же перестала быть милой и начала что-то ворчать об обкурившейся молодёжи, опустившемся Петербурге и о стране, которую надо срочно спасать. труп благополучно заснул, благополучно доехал до Чёрной речки и не менее благополучно (не просыпаясь) выгрузился наружу, на самый верх. по чистой привычке (так как прежние три года студенческой жизни были потрачены на то, чтобы каждое утро выходить именно на этой станции). "какая незадача", — очнувшись и обнаружив вместо продуктового магазина реку с уточками, подумал труп. было прохладно, денег не было. из тёплой одежды на трупе были пиджак, рюкзак и шляпа. таким образом, расстояние, преодолеваемое обычно за час, было пройдено за двадцать минут.

човаще, хочу теперь в олимпийский резерв по спортивной ходьбе :crzfan:
--
пс.
да, кстати, я вам опять принесла очередной старый хлам. это из того, что осталось после обдирания старых обоев. изнаночная сторона.
потому что у меня нежные чувства к старой карикатуре. и потому что это фашистская!Америка, атакующая Камбоджу. я не могу это выкинуть. по крайней мере, не сейчас :plush:


@темы: нетрудовые будни

23:14 

арбайт махт фрай.

санитар леса
творческое объединение "уран!борщ" временно реорганизовывается в ремонтную бригаду "руки из жопы". мы теперь сами себе гастарбайтеры, вот как. то есть, раньше мы работали за еду, а теперь работаем просто так. но для себя. ничтожный шаг отделяет нас от того, чтобы стать толстовцами. мешает только хроническое отсутствие денег, которые надо бы раздавать бедным.

мне невыносимо интересно: как так получается, что вот уже почти год мне лень подключить свою стиральную машину, но не лень помогать доктору превращать подвал в жилую комнату? или собирать кровать. или шкаф. или всё вместе. нет, я люблю помогать с ремонтом: срывание обоев — крайне медитативное занятие. мы давеча полдня читали газеты семьдесят второго года, поверх которых было три слоя обоев. много нового узнали про Вьетнам. а заодно представляли, как лет через тридцать каким-нибудь другим людям приспичит сделать в этой самой комнате ремонт, и они будут срывать уже наши обои (поверх которых будет ещё бог знает сколько слоёв), и будут читать газеты две тысячи десятого года выпуска, и будут смеяться о том, какой же глупой и наивной была эта самая путинская эпоха. воистину, некоторые вещи не меняются никогда.

а ещё (теперь я это знаю наверняка) я люто ненавижу советские шкафы. суть в том, что многие советские шкафы делались из дерева, тогда как многие современные шкафы (допустим, из икеи) делаются из говна. говно, знаете ли, гораздо легче дерева. стенки и дверцы шкафа, сделанные из говна, нести до помойки одно удовольствие. даже если помойка далеко. но нам не повезло. у нас была старая советская мебель из дерева. а ещё (и это я знаю наверняка) я не менее люто ненавижу питерскую традицию ставить один контейнер для строительного мусора на всю улицу. мы весь день тренировали гражданскую сознательность: недалеко от дома, прямо на обочине, рядом с плакатом о чистоте родного города, уже была свалка, но мы стоически таскали мусор до контейнера. завтра утром наверняка проснусь с ощущением того, что стала духовно богаче мышцы кончились, позвоночник сломан, руки отвалились, а шею перекосило. в таком состоянии, думается мне, философия гражданской сознательности постигается гораздо продуктивнее.

я всерьёз начинаю задумываться о том, чтобы бросить всё и начать зарабатывать на жизнь сборкой икеевской мебели или ещё чем-то в таком духе. если, конечно, какой-нибудь очередной весёлый темнокожий брат Патрик, не убоявшись моих грязных, как Обводный канал, штанов, не прилипнет ко мне по дороге домой и не уговорит уехать на его далёкую солнечную родину, где вместо мебели я буду собирать бананы. ну, или коноплю. это уж как повезёт :alles:


ну, и песенка на посошок. как же без песенки, коли у нас такое веселье приключилось.

@темы: нетрудовые будни, патефонные иголки

01:32 

про дерево.

санитар леса
у меня перед окном росло дерево, вялое и почти без листьев. старый сухарик. а два дня назад его спилили. (а также спилили ещё одно, стоявшее рядом, вполне ещё живенькое — видимо так, на будущее). трагизм ситуации заключается не в том, что теперь я не смогу бегать перед своим незанавешенным окном в чём мать родила. нет, я, знаете ли, латентный эксгибиционист. дело в другом. заметила пропажу я только сейчас, после двадцати минут интеллектуального созерцания. заметила и тут же вспомнила, как два дня назад ни свет ни заря меня разбудил визг пилы и, лёжа под простынёй, я сокрушалась страшными словами, отчего водосточная труба за окном скрежетала так сильно, что почти упала и убила собаку. теперь я вот о чём думаю: допустим, завтра, пока я буду спать, дом поставят наоборот, к реке передом к небу задом; сколько времени у меня уйдёт на то, чтобы заметить разницу?

как бы то ни было, у меня теперь за окном торчит настоящая трагическая питерская крыша.
и можно теперь с чистой совестью страдать напротив неё самой настоящей питерской фигнёй.
вот, глядите (та, что по центру, с пьяными силуэтами труб):

@темы: картинки, нетрудовые будни

отец, отец, поправь мне бант, сюда идёт философ Кант.

главная