Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: нетрудовые будни (список заголовков)
04:15 

ветер и старые плёнки

санитар леса
ветер сильный. очень, очень сильный. от такого ветра чайки летают вверх ногами, а слабых духом людей сбивает с ног вообще и уносит к чёртовой матери. или ещё дальше. трубы котельных нервно курят одну за одной, вековые деревья извиваются, как распутные женщины, а троллейбусы, трусливо ухватившись рогами за провода, стоят как вкопанные и никуда не едут. я, соответственно, иду. потому что ехать не на чем. в городе ветров ветер.

я иду мимо загса. у дверей заведенья народоскопленье. и всё почти как у андрея вадимыча в песне, ибо народ с обветренными лицами уже ждёт не дождётся, когда выйдут проклятые виновники торжества и всех рассадят по тёплым машинам и повезут пить горячительные. и двери открываются, и виновники являют миру себя. признаться, с детства не питала слабости к пышным церемониями, неважно, венчальным ли, погребальным. но тут как-то невольно засмотрелась. шквальные порывы треплют огромный, как парус, подол платья. ветер срывает накидку и фату и засовывает её куда-то между тучами. невеста хохочет, как булгаковская маргарита, и только цепляется крепче за новоиспечённого мужа, который, в свою очередь, кружится на месте, пытаясь поймать направление ветра. многочисленные родственники неуверенно молчат. летит наискосок вверх, прямо в молочно-серое небо упущенная кем-то связка бордово-красных воздушных шариков. испуганно бьются позабытые в клетке нарядные голуби, совершенно одуревшие от нелётоной погоды, в которую их того и гляди выбросят. и во всем этом удивительная книжная статика. а на переднем плане в брючках со стрелочками и рубашке с бабочкой семилетний мальчишка с интересом топчется вокруг лужи и пробует ногой вязкий, пока ещё упругий лёд.
и как будто что-то вот-вот должно произойти. но ничего не происходит.
и как будто что-то должно было произойти. но ничего не произошло.
потому и не люблю, наверное, все эти церемонии.

а потом дома я пыталась найти место, где провод патефонной иголки не достаёт до электричества, а в результате нашла пыльную коробку со старыми кассетами. разная ерунда, записанная родителями либо с радио, либо с пластинок ещё в те времена, когда мы жили в страшной коммуналке, по которой бегали тараканы размером с собаку и ели остатки еды вместе со сковородками (и с жильцами). странное дело, я совершенно не помню то время, но держу в руках старые кассеты — и как будто помню. беру одну наугад, засовываю в музыкальный центр. из колонок доносится какое-то жевание, щёлканье и фоновый шум. кажется, мама говорила что-то о том, что как-то однажды нам на время дали микрофон.
и вдруг.
я сижу на вишенке
не могу накушаться
дядя ленин говорит
надо маму слушаться.

а я-то всем заливаю про то, что Есенина в нежном возрасте наизусть читала. и как мне теперь людям в глаза смотреть? D:
если судить по голосу, мне года четыре. дальше запись брата. он рассказывает про мишку косолапого. а потом я что-то ещё про Ленина. вот почему он — про мишку, а я — про Ленина? у меня в детстве что-то с лицом иначе было? я смутно помню октябрятские значки, я помню суровый взгляд Ильича с форзаца букваря. но это, чёрт возьми, обнаружилось совершенно внезапно. а вы говорите, демократия, интеграция в Европу... нет, мне сложно взять в толк, какую такую демократию в стране может построить поколение, которое в четыре года декламировало со стула, как с броневика, полное собрание сочинений того самого Ленина. что-то мне подсказывает, что когда этому самому поколению стукнет лет сорок-писят и оно дорвётся до политики, оно такую интеграцию в Европу устроит, что там в который раз станет нервно и тесно, как в утреннем вагоне метро.
может, лучше бы нас в детстве всё-таки стихам Есенина учили?

пс.
а ещё вчера ночью мне приснилось, будто на моей лысой голове внезапно появились длинные, до самого пояса, чёрные кудри.
я проснулась, а вымышленная чёрная пантера всё кричала и кричала мне в след: "лягушонок маугли, в джунгли пришла весна!"
кошмар, что в мире творится, вообще? D:

@темы: нетрудовые будни

14:43 

путевые заметки непутёвого человека.

санитар леса
25-27 января. там.

минувший день студента отпразновала подачей заявления в деканат на предмет забрать документы из вуза. что-то никак не проложить мне фарватер с третьего курса на четвёртый. заговорённое нечто этот ваш шестой семестр. жуткое место. когда буду поступать в следующий вуз, надо не забыть поинтересоваться у местных методистов, можно ли каким-нибудь образом перебраться с пятого семестра на седьмой, чтобы без шестого.

что касается обходного листа, то это, сердешные, внеочередная внезапная собака Брагинского на заднице. потому что обойти пять библиотек, комендатуру общаги, паспортный стол, родную кафедру и, прости господи, костюмёрную за один световой день - что-то из разряда квеста для сверхчеловеков. и вся эта беготня для ради того, чтобы изъять из университетского личного дела две маленькие стрёмные бумажки. ну, есть совесть, спрашивается? кстати, впопыхах у меня даже забыли изъять зачётку, читательский и студенческий. но красоты мне от этого никакой, ибо я лошня и студенческий с начала учебного года так и не продлила. так что теперь хюй мне, а не парашут хрен мне, а не бесплатные билеты в эрмитаж и за полцены в электричку D:

28-30 января. посередине.

в поезде было тепло. так тепло, что впору ходить в трусах. но у нас, увы, не принято публично рассекать в нижнем белье. даже в междугородних поездах. поэтому приходилось два дня к ряду сидеть и мужественно потеть. очень мужественно. как взвод солдат. зато с соесдями повезло: представители всех бывших союзных республик в одном вагоне. добрый вэдэвэшник в квадрате откуда-то из-под Байкала, изъясняющийся исключительно посредством бородатых рифмованых шуточек, большая часть из которых, увы, приходится не по адресу. развесёлая девушка-казашка с ногами кривыми, как мой жизненный путь, выспрашивающая у каждого второго соль и стреляющая по сторонам хитрющими чёрными газами. степенная азербайджанская чета, состоящая из строгой бронзовай женщины с тугими каштановыми кудрями и потемневшего от времени старичка с внушительным носом и с тревожащими внимание совершенно волосатыми руками и совершенно лысой головой. заморенная цингой и лесбиянством полупрозрачная питерская девица с разлохмаченной в мягком переплёте дорожной книжецей, наполненной разнообразной мистической чушью то ли про кактусы, то ли про киборгов-педерастов. хмурый и пухлый мальчишка из Твери, очень молчаливый и очень вежливый, помогающий всем, кому требуется помощь, ровно за две секунды до того, как люди, наконец, осмеливаются обратиться. задорно "гэкающие" кубанские проводницы, старательно и дружелюбно предлагающие раритетный чай от ржд в раринетных стаканах с подстаканниками, опять же, от ржд. пожилая грузная армянская женщина, возлежащая на нижней боковой полке и рассказывающая вечерами кому-то о своей жизни (голос у неё очень низкий, бархатный и с будоражащей хрипотцой, какая бывает только у кавказских дам в летах), рассказывающая поперемннно то на армянском, то на русском. степенный еврейский дядя с воздушными серыми вихрами и костяной ногой, каждые сорок минут ковыляющий через весь вагон к тамбуру, очевидно, для никотиновой ингаляции. пышущий любовью к Родине гитлерюгендовец расовый славянин в берцах, начищенных, как пятак, периодически выбегающий в тамбур и выцарапывающий там на покрывшихся изморозью окнах цитаты из популярной немецкой литературы тридцатых годов и разные недвусмысленные символы; очевидно, выцарапывающий их для того, чтобы прочим жителям вагона было комфортнее и спокоенее коротать долгие дорожные часы. и как-то нелепо поперёк этих острых, продавленных ногтем слов смотрелась огромная оплывшая надпись "я люблю тебя, кися!" которую то ли проплавили в инее зажигалкой, то ли продышали лёгкими. и "к" глупо и по-детски очень похожа на "п". кстати о тамбуре. я горячо ненавижу граждан, которые курят и плюют на пол. потому что наплёванное потом замерзает, и всякий раз, когда я несусь как быстроногая лань в биотуалет соседнего вагона, то непременно поскальзываюсь и влетаю носом в холодную нерадостную стену. а вот и ни фига смешного: когда вылезла из вагона с двумя синяками на лбу, мама на перроне тут же подумала, что меня кто-то обобрал по дороге D:

30-31 января. здесь.

здесь тепло и много кошек. очень много кошек. кошки спят на газопроводных трубах над заборами, кошки спят на капотах машин, на порогах и приливках магазинов, на скамейках и просто на земле. а какие у них лица! если брать поперёк, то каждая южная кошка в среднем вдвое толще любой северной кошки.

а ещё здесь есть сосед. нет, конечно, соседей здесь у меня больше, чем один - всё-таки многоквартирный жилой дом. но вот сосед с раком пищевода у меня один. когла я уезжала летом, его на улице брили на лысо знакомые мужики и серьёзно так сдержанно молчали, размышляя, вероятно, каждый о собственных бытовых трагедиях. признаться, тогда я думала, что к следующему моему возвращению у меня уже не будет соседа с раком пищевода. но то ли облучение своё дело делает, то ли желание жить помереть не даёт. сосед выкладывает кафелем площадку у мусоропровода на лестничном пролёте нашего этажа. красит стены, вставляет новые стёкла, вешает полочки, ставит цветы. хочет успеть привести в порядок весь подъезд. высаживает деревья на небольшом пустыре между домом и школой. хочет оставить о себе память. как будто человек ещё не умер, но уже и не живёт. как будто одной половиной он в прошлом, а другой половины уже вовсе нет. всё наше общение с ним сводилось к "здравствуйте — до свидания". посторонние, по сути, люди, хоть и были соседями двадцать шесть лет. а теперь. нет, во мне не возник внезапный всплеск сострадания, не появляется чувство вины и сковывающая необходимость всякий раз воровато отводить глаза — мол, вы скоро умрёте, а я ещё поживу, наверное. не жалею, одним словом. но мне тревожно — я не понимаю. я старая больная женщина, но в моей жизни никто не умирал. я не понимаю смерти, и мне тревожно.

@темы: нетрудовые будни

00:57 

мифические герои и кинопидарасы.

санитар леса
в американской мифологии есть человек-паук. в английской — человек-леннон. в немецкой — человек-маркс. я имею намерение потеснить отечественную мифологию, потому что я, судя по всему, человек-лох. то есть не какой-нибудь жалкий неудачник, а мифологический герой, рождённый для того, чтобы собирать на себя всяческие скверностии. вот, например, когда я переехала в новую коммуналку, то, едва увидела газовую колонку, первым делом подумала: ура! теперь у меня будет горячая вода не тогда, когда этого захочет местная котельная, а тогда, когда этого захочу я — нужно просто включить огонь. не успела я так подумать, как буквально на следующий день колонка загадочным образом сломалась. а мыться холодной водой, хочу я вам сказать, холодно. потому что холодная вода в Ленинграде гораздо холоднее, чем на моей исторической родине. и всю следующую неделю я через полгорода каталась мыться к махонскому.

или вот ещё один пример. в моей прежней комнате всегда было морозно и свежо. даже молоко можно было в холодильник не прятать — вот как свежо было. едва переступив порог новых владений и разувшись, я немедленно прослезилась от счастья: пол был по-домашнему нежным и тёплым. соседи со знанием дела объяснили мне, что напротив дома находится школа и что наш дом и эта самая школа питаются от одной печки, а значит, батареи в доме работают исправно и по расписанию. и я возрадовалась. а через неделю батарея в моей комнате по неведомой причине вдруг стала холоднее, чем пятки Брагинского. то есть, во всей квартире — в каждой комнате, на кухне и даже в ванной — на батареях можно яичницу жарить, а к моей лучше вообще не подходить, дабы не примёрзнуть к ней до весны. и вот я снова никуда не убираю молоко и практикуюсь в хитром искусстве расставлять по фен-шую кастрюльки с кипятком.

а ещё я в кои-то веки живу в комнате, которая выходит окнами на солнечную сторону. и никакой стены напротив не возвышается. в свете описанных выше дивных бытовых метаморфоз я не удивлюсь, если однажды обнаружу, что дом повернулся к солнцу задом. или что солнце ходит по другому маршруту. или что прямо напротив моего окна всегда находилась невидимая стена, которая вдруг внезапно стала видимой. или что оконный проём в моей комнате взял и зарос. я не могу сказать наверняка, что конкретно тут может произойти, но в том, что что-то произойдёт, я уверена. это я вам со знанием дела говорю как самый настоящий мифический герой. а они, сами понимаете, в таких вещах не ошибаются D:

в качестве постскриптума, абзаца и апофигоза ко всему, что написано выше.
вот уже которую неделю подряд я копаюсь в каталогах ворлд-арта и кинопоиска, ибо задалась целью найти для махонского приличное немецкое кино и опровергнуть его убеждённость в том, что страшнее немецкого кинематографа может быть разве что русская реклама. так вот, листаю я каталоги, делаю себе закладки на заметку. как вдруг:

Человек из-за стены, 1985, Германия(ФРГ)
История любви парней разделенных Берлинской стеной...


блять! - подумала я и продолжила читать аннотацию.

Феликс — молодой симпатичный гей из Западного Берлина пригласил своего друга из Лос-Анжелеса к себе в гости. Парни решили съездить на денек в Восточный Берлин — в то время столицу Германской Демократической Республики. Во время поездки Феликс знакомится с Томасом — привлекательным геем из Восточного Берлина. Между ними возникает взаимная симпатия, постепенно перерастающая в любовь.
Феликс начинает периодически навещать своего любимого, довольно часто пересекая государственную границу и привлекая тем самым повышенное внимание работников таможни. Но их встречи не могут быть долгими, т. к. Феликс к полуночи должен возвращаться к себе — за Берлинскую стену.


блять! — подумала я ещё раз и, переполняемая дурными предчувствиями, полезла на торенты. скачала. дурные предчувствия оправдались. бог с ним, с очередным кровавым совочком, истерично протискивающимся на зрителя через каждый второй кадр. бог с тем, что кино похоже на дипломную работу старательного троечника. гораздо более всего этого меня в таких фильмах угнетает идущая рефреном идея о том, что пидарасы, оказывается, тоже люди. я не знаю, как оно так получается. режиссёр явно не стремился к этому эффекту, когда снимал кино — но эффект таки получился.

схожие чувства вызвал фильм "трансамерика", который мне очень советовали посмотреть, живописуя изумительные душевные переживания и вышибающую дух правду жизни. вот, казалось бы, и оскара дали, и глобус дали, и на берлинском кинофестивале фильм засветился — то есть, можно с уверенностью сказать, что кино образованные люди смотрели, а не какие-нибудь недоученные студенты-киношники типа меня. но мне почему-то после каждой сцены увиделся припев о том, что пидарасы, оказывается, тоже люди, а образованным людям — не увиделся. я в смущении. пожалуй, из всех фильмов подобной тематики, которые приходилось видеть, самым адекватным мне кажется "завтрак на плутоне": главный герой неординарен не тем, что он дядя в юбке — он необычен сам по себе, вне зависимости от ориентации. то самое, чего не хватает упомянутым ранее фильмам, я считаю. впрочем, если кто-то из тех, кто мужественно осилил мои околокиношные умствования, имеет на сей счёт иное мнение и увидел что-то, что я по слепоте душевной не разглядела, делитесь мнением — я буду только рада лишний раз напрячь мозг.

@темы: нетрудовые будни

04:20 

у семи нянек дитя без глазу. (и без мозгу).

санитар леса
впрочем, приставь ко мне хоть писят нянек, не пройдёт и недели, без глазу окажусь не только я, но и каждая из них.
ящетаю, что кто-то там наверху следит за мной и, как только подвернётся удачный момент, дёргает за верёвочку. я просто не знаю, как иначе всё это объяснить.

дело было так. мне приспичило выпить кофейку. казалось бы, с кем не бывает? вот и я так подумала. вполне себе безопасное занятие. подумала и, взяв банки-кружки, пошла на кухню. благо кухня аккурат напротив моей комнаты, в трёх шагах. а по левую руку от моей комнаты — ещё комната, но об этом через предложение. так вот, благополучно налив кипятку в сомнительную растворимую бурду и слепив пару бутербродов, возвращаюсь в комнату. возвращаюсь и понимаю, что забыла про молоко. ставлю бутерброды, разворачиваюсь и иду обратно. с кружкой. чтобы по сто раз туда-сюда не ходить. выхожу. во мраке и глубине коридора — телефонный звонок. как гром. и тут. дверь по левую руку (по ту самую, в которой у меня свежезаваренный кофе) открывается! коридор узкий. кружка летит вниз, кофе летит вверх. мне в морду. в мой многострадальный левый глаз. ну, что тут скажешь. товарищи, блять, будьте взаимно вежливы, соблюдайте правила дорожного движения в тесных коридорах коммунальных квартир. в коридоре звонил телефон, из комнаты соседа телевизор орал "гол!", сам сосед испуганно извинялся, я истерически хохотала, николай громко и страстно ругался во сне, нервная соседка снизу колотила гаечным ключом по батарее. пандемониум. красота. дух захватывает просто. что тут ещё скажешь. товарищи, блять, будьте взаимно вежливы, соблюдайте тишину после одиннадцати вечера в гулких коридорах коммунальных квартир. именно это и могла сказать возникшая из ниоткуда с пакетом картошки и коробкой котлет инна. но инна, в отличие от меня, человек интеллигентный и воспитанный, а потому она сказала тихо и мягко: "добрый вечер, у вас что-то случилось?" и как по волшебству всё стихло. "добрый вечер, — ответила я, утирая залипший левый глаз, — всё в порядке. осторожно, не наступите на кофе, я его ещё не выпила". перешагнув мой вечерний кофе, инна отправилась на кухню готовить ужин, роман отправился в коридор сторожить телефон, а я отправилась в туалет за половой тряпкой. кружка, надо сказать, не разбилась. и даже трещину не дала.

так вот, в этой квартире я живу уже три года. даже три с половиной. с чем я только по коридору ни ходила: и с ножами, и с горячими кастрюлями, и с бутылками, и с гранатами, и с котятами, но стоило, чёрт возьми, один раз взять кружку с кипятком в ту руку, со стороны которой у соседа открывается дверь, и вуаля. мой бедный несчастный истерзанный левый глаз с давлением внутри, как долго он ещё продержится в моей голове? давайте делать ставки, что ли. останусь без глазу, так, может, хоть при деньгах, чо.

но кто-то на верху всё-таки за мной следит. ох, следит кто-то, ящетаю.

но перейдём к той части заголовка, которая содержится в скобках и как бы даёт нам вторую версию известной народной пословицы.
так вот, приставь ко мне хоть писят нянек, не пройдёт и недели, как без мозгу окажусь не только я, но и каждая из них. потому что, ящетаю, надо же как-то развлекать того, кто сидит там наверху и следит за мной, и ждёт, когда же представится случай налить мне на глаз ещё какой-нибудь срани погорячее. проблема в том, что изобретательностью и находчивостью я с детства не отличаюсь, а потому аттракционы выходят либо унылыми, либо окололетальными. так как рассказывать об окололетальном ещё более уныло, чем об унылом, то расскажу об унылом. (оцените красоту предложения).

дело было так. намедни у махонского дома в пыли и бардаке был обнаружен ценный элемент прусского костюма. по этой самой причине приспичило нам замахнуться на Гилберта вашего Байльшмидта. так как о качественной стороне костюмированного представления говорить не приходилось, мы решили взять количеством. но так как два — это мало, четыре — много, а три — в самый раз, то в стрёмном косплее в принудительном порядке участвовала и тов. камизуки. три образца — один элемент прусского костюма. что же получилось? смотрим рисунок один. (все три фотографии были сделаны в полевых условиях, автор предупреждает о сраном качестве и не менее сраном фотошопе).
рис.1
с прискорбием вынуждена сообщить, что ценный элемент прусского костюма не вынес жёстких полевых условий фотосессии и самоуничтожился. вечная ему память и большая цветная картинка в придачу. смотрим рисунок два.
рис.2
минута молчания.

на этом, собственно, всё.
открываю левый глаз, закрываю правый и приступаю к нелёгкому делу перевода стихов с аглицкого на русский D;

@темы: нетрудовые будни

00:15 

минус десять, голуби и картошка с запахом нового года.

санитар леса
декабрь расщедрился на снег и на первые минус десять. в юсуповском саду по льду ходят голуби, чайки и утки. стараниями бабушек и внуков утки такие жирные, что слышно, как потрескивает лёд. замерзает обводный канал. статичные, присыпанные снегом бутылки в воде выглядят очень опрятно, почти сказочно. весной над обводным тренируются летать молодые голуби: тонкие и тощенькие, планирующие с крыш домов на перила набережной, едва покрывают невеликую ширину канала. сейчас, взрослые и толстые, они что-то выклёвывают на тонком льду, проваливаются под него и, матерясь и отряхиваясь на лету, кувыркаются по воздуху вверх, куда-то под крышу или на карнизы. сегодня, пока проветривала комнату, ко мне взгромоздился один такой вот, мокрый и страшный, ходил между оконными рамами, жрал последний, припасённый для салата огурец и ничуть не смущался моего присутствия. я уже хотела было предложить поганцу чашечку кофе, но он взял и улетел, так и не доев огурец. разумеется, не забыв нагадить на память. голуби любят гадить у меня между рамами. раньше там хранились пакеты с фотобумагой, и залётные гости гадили, соответственно, на них. однажды даже умудрились нагадить на висящую между окнами плёнку: я её только-только проявила и повесила сушиться. (стоит ли говорить о том, что засранным оказался единственный удачный кадр?) впрочем, сейчас, в связи с откладывающимся, но неизбежным переездом, всё это добро распихано по коробкам. да, кстати, я переезжаю. переезжаю-переезжаю, да всё никак не перееду. оформление документов на комнату вместо двух недель внезапно растянулось на пять. конец года, отчётности, очереди, проволочки, деньги. да, все хотят денег. хочет денег нынешний хозяин комнаты, ибо у него всё-таки не богадельня. хочет денег магазин техносила, нервно вопрошающий, когда я уже заберу свой сраный холодильник, ибо у них не склад. хочет денег банк советский, где на время проведения купли-продажи зависла энная сумма. обещаюсь всем всё раздать, как только нарисую. стою у окна, перевожу взгляд с голубиной кучи на покрывающиеся пылью коробки с барахлом. потом обратно. думаю о том, что наши жилищные конторы — это что-то из разряда национального бедствия и национальной гордости одновременно; это собака Брагинского, однажды утром вырастающая у вас из задницы и вносящая в вашу жизнь море новых впечатлений каждый день. комната выстуживается до тех самых минус десяти, упомянутых в первом предложении; на стене напротив разноцветные отблески от гирлянд из квартиры этажом ниже и моя большая, увеличенная раза в четыре тень; на кухне подгорает картошка с грибами, и вкусный запах стелется по всей квартире. на секунду мне вдруг почувствовался новый год. цепко зажатый фиксажем под поистёршимся глянцем старых фотографий, оставленных далеко дома, далеко в детстве, он всё-таки вырвался на секунду и галопом пронёсся по комнате, споткнулся о стоящую в центре багажную тележку, выкатился в коридор, обогнал соседа, бредущего курить на лестничную клетку, шмыгнул за дверь и был таков. картошка с грибами почему-то запахла новым годом. дома, наверное, вытащили из кладовки ёлку, вытряхнули из пыльного пакета, собрали и развесили игрушки. помнится, лет пять-шесть назад мы купили для неё культурные красивые шарики с матовым напылением. золотистым, белым, синим и красным. но новые игрушки как-то не прижились. наверное, в этот раз тоже будут старые ёлочные игрушки. странное дело, в детстве, год за годом, мы с братом их переколотили целую кучу, а каждый раз всё равно хватает на целую ёлку. зайцы, балерины, корзиночки, колокольчики, космонавты, ракушки, попугайчики, снегири и какие-то ещё, совершенно абстрактные и непонятные зверушки, выдуманные в делёких семидесятых неизвестными и безымянными стеклодувами на фабриках ёлочных игрушек. и, да, разумеется, красная звезда на верхушку. в прошлом году, когда я приехала в феврале после сессии, мы с братом в припадке ностальгии переворошили по длине весь провод, нашли место, где переломились контакты, и спаяли заново. так что звезда в этот раз должна быть наверняка. нарядно и торжественно будет подмигивать в тёмном зале. так нарядно и так торжественно, что временами это даже устрашает. детство не заканчивается: взрослея, мы продолжаем его в старых привычках, маленьких, незаметных традициях, перенятых из прошлого. продолжаем и отдаём тем, кто будет за нами, после нас.
и так далее.

@темы: нетрудовые будни

22:24 

а в остальном всё хорошо.

санитар леса
1. в поту и в соплях писала реферат про немцев. немцы били сплошь философами и физиологами, но преподавателю почему-то показалось, что они имеют непосредственное отношение к общей психологии. я недоумевала, плакала и кололась, но продолжала жрать кактус.

под катом чуть подробнее о том, как я жрала кактус

2. а потом у меня сгорел винчестер. и все мои немцы вместе с ним. теперь это называется "горэлектроесеть проводит ремонтные работы". я предпочитаю называть подобное другим словом. звонила в скорую компьютерную помощь, откуда ко мне через полтора часа приехал прекрасный эльф восьмидесятого уровня и, поскакав вокруг винчестера с бубном, заявил, что шайтан-машина сгорела, что требуются запчасти. и что-то ещё про восстановление данных от четырёх до четырёх с половиной тыщ родных русских рублей. я посмотрела на юношу с укором и сказала, что за такие деньги куплю себе новый винчестер. юноша посмотрел на меня с укором и сказал, что раз я такая умная, какого хрена он тащился ко мне с утра в переполненном метро.

3. в поту и в соплях дописывали реферат уже вместе с махонским (кстати, это был его реферат xD). задорно и с юморком. преподаватель подозрительно молчит и на обеспокоенные нежные письма не отвечает D:"

4. а потом (очевидно, в отместку за реферат) махонский побрил меня совершенно на лысо тупой бритвой, местами лишив скальпа. махонский говорит, это оттого, что у меня голова неровная. хорошо, что меня не видит мама. кстати, совсем без волос гораздо холоднее, чем с волосами в два миллиметра. по этому поводу простыла и хожу в соплях вся. на этот раз сопли не метафизические, а вполне себе настоящие, из всамделишных мёртвых кровяных телец. кстати, мне всегда было интересно: если в женском человеческом организме четыре литра крови, то откуда берётся два ведра соплей по утрам?

а потом я купила винчестер за три рубля и мои мытарства в оффлайне закончились.

@темы: нетрудовые будни

01:41 

волшебная сила против пробоины в карме.

санитар леса
у меня есть волшебная сила. это факт. ей я умею останавливать общественный транспорт дверьми аккурат прямо перед своей рожей. (кажется, я об этом уже писала). раньше при помощи этой же волшебной силы я, приходя в кино и не глядя на афиши и книжки с аннотациями, наугад тыкала в самый отличный фильм. но то ли отличных фильмов в последнее время почти не делают, то ли чакры у моей волшебной силы запаскудились, износились о бытовуху и работать не желают.

а ещё у меня есть пробоина в карме. это тоже факт. ибо то, что творится между мной и театрами славного города Ленинграда, — это, товарищи, финиш. то ли здесь моя волшебная сила окончательно теряет свою компетентность, то ли тут тот самый клинический случай, когда человек тянется к прекрасному, а прекрасное, в свою очередь, во имя спасения разумного, доброго и вечного в себе самом изменившимся лицом бежит пруду. всё началось три с половиной года назад, когда исполненный благородными петербуржскими порывами махонский предпринял несколько отчаянных попыток отвести меня в театр. когда билеты на каждый приглянувшийся спектакль оказывались как по волшебству раскупленными — я стоически не удивлялась. я, чёрт возьми, радовалась тому, что люди прут в это самое таинственное театральное таинство и там получают свою порцию прекрасного (отмечу в скобках, что на моей исторической родине единственный городской театр, построенный на фундаменте городского бассейна, мама, заядлая театралка в анамнезе, считала преступлением и туда меня не пускала принципиально, воинственно оберегая мою хрупкую творческую натуру от постановок местных трупп). потом я отважно старалась не видеть ничего подозрительного в том, что те постановки, билеты на которые всё же удавалось приобрести, по странному стечению обстоятельств либо переносились аккурат на экзамен/зачёт/работу, либо отменялись вообще. апофигозом всего стал случай, когда я покупала билет на воскресенье, а мне продали на субботу. угадайте, когда вскрылась ошибка? то-то же.

однако, бывало и так, что судьбоносные препоны доводилось прорывать. но и тут у меня что-то упорно не срасталось. может, всё дело в том, что я далёкое от театра дикое животное и не понимаю тонкостей театральной реальности; может, моим сухим мозгам не по вкусу экспериментальное творчество малых театров и мне подавай сплошь академические постановки; может, театр нынче не тот — не знаю, но так или иначе за последние три года из всех тех единичных, обрывочных, но всё-таки состоявшихся театральных походов понравился только спектакль "Цветы для Чарли" на малой сцене Александринского, куда мы с махонским попали давным-давно и совершенно случайно. не сказать, что "Цветы для Чарли" вскрыли космос в моих мозгах и трудно было дышать, и сердце часто билось, но — было очень здорово и очень интересно. и актёры, и малая сцена, и сама пьеса. приятно очень.

а вот всё остальное, что мне доводилось видеть, — ну, это, чёрт возьми, ни в какие ворота ведь не лезет. каждый раз, когда ко мне приезжает мама, я ей устраиваю загул по театрам. с учётом того, что приезжает она внезапно и свободный график у неё тоже внезапный, брать билеты приходится из последних или на то, что только-только сняли с брони. признаться, приключения с приобретением билетов и общение с милейшими тётеньками из театральных касс пока оставляли у меня больше эстетических чувств, чем сами спектакли. были дважды в театре дождей, миронова, в ленсовета, в выборгском — москвичи привозили марата, — в молодёжном, вот, сегодня ещё были в особняке. мама тактично молчит, всякий раз ностальгически возвращаясь к старым театрам Екатеринбурга. а мне не к чему ностальгически возвращаться, чёрт возьми. каждый раз я выходила с ощущением того, что меня феерически обвесили. я себя приблизительно так чувствовала, когда в библиотеке брала все четыре тома "войны и мира": мне с придыханием и взахлёб живописали о чём-то неземном, а впоследствии выяснилось, что я подписалась на четыре книжки вполне себе земной утомительной мелодрамы на фоне скверно описанных военных действий. то есть, всё было не так уж скверно, как мне тогда показалось, но я была так разочарована ни разу не оправданными ожиданиями, что впала в горячечный бред и неутомимо рассказывала всем желающим и нежелающим о том, как уныло пишет старик толстой. (справедливости ради стоит отметить, что я и сейчас частенько впадаю в этот горячечный бред, стоит помянуть в моём присутствии того самого графа). таким образом зародилась моя немеркнущая нелюбовь к монументальному творчеству великого русского писателя.

последние два года я стоически противлюсь зарождающейся во мне нелюбви к театральным постановкам. но всё равно оно раз за разом как-то недотянуто и неволшебно. вот, допустим, сегодняшний король, который умирает. король умирал полтора часа сценического времени. были костюмы, свет, музыка. актёры во всём этом были. но то ли спектакль этот они прогоняют уже раз в пятисотый и терпежу никакого работать с ним нет, то ли там какие-то перестановки внутри труппы и что-то упорно не срастается, то ли я не вкурила режиссёрской задумки. в любом случае, мне было понятно, что хотят сказать актёры, понятно, как они хотят сказать, но непонятно, почему это так скверно у них получается. и ко всему прочему очень странные стилизованные почти до искусственного монологи, в которых меня ассоциативно бросало от Гришковца к Горину и обратно. причём, и Гришковец, и Горин во всём этом прослеживались далеко не лучшие. вообще, если не вдаваться в нюансы и подробности, в которых я всё-таки не мастер, а остановиться именно на зрительском впечатлении, то оно у меня осталось таким же, как и от прошлых моих неудачных театральных экспедиций: как-то неглубоко копают.

с книгами похожая ситуация. если книга хорошая, то, как только дочитаешь, то тут же понимаешь, что закопан с головой и так просто тебе из неё не выбраться. то есть, ты можешь вытащить закладку, закрыть книгу, сдать в библиотеку, но ты ещё будешь там — уж больно глубоко тебя среди страниц зарыли. с плохими книгами так не бывает. стоишь в них, как дурак в луже: ноги, вроде и мокрые уже насквозь, а кроме того, что носки грязные, ничего больше и не чувствуешь. никакого погружения.

вот чтобы с театрами так же, как с хорошими книгами, — у меня пока не было. не было так: выходишь из зала, забираешь куртку, тащишься в пустом метро через полгорода, возвращаешься домой, вроде даже и успокаеваешься — а мозгами всё равно пока не понимаешь, что уже дома. потому что мозгами всё равно ещё там, в театре. я хочу так, но так пока упорно не получается. пока были только "Цветы для Чарли", после которых много и интересно думалось о разных вещах и с удовольствием воспоминалось. но всё равно и они тоже не с головой закапывали.

но я стоически продолжаю сражаться с собственным невезением. завтра снова в театр. обещают, что в пьесе будет о польском еврее, работающем переводчиком у немцев. я люблю военные пьесы. тут некоторые могут позволить себе похабно заржать, но вот не надо вот этого. я люблю пьесы с военной и революционной тематикой с далёкого десятого класса, когда у нас в программу по литературе для математиков случайно впилили изучаемые лингвистами "Дни Турбиных". так что посмотрим, что нам завтра покажут на васильевском. вдруг таки чудо случится и я, как в лучшие годы от "Доктора Живаго", буду бегать неделю с квадратными глазами, хватать всех за горло и рассказывать всю правду об нашем кривом мироздании и возлюбленном отечестве.

пс.
а если кто из проходящих мимо имеет что сказать в защиту умирающего короля из особняка, то говорите же — я с готовностью послушаю и постараюсь вспомнить то хорошее и берущее за душу, что, очевидно, влетев одно моё ухо и не найдя души, беспрепятственно вылетело через другое D:"

@темы: нетрудовые будни

04:37 

непересекающиеся прямые

санитар леса
всё течёт, всё меняется. иногда, пожалуй, слишком быстро.

вот, к примеру, в комнате по соседству с моей раньше жил Андрей. он жил там ещё задолго до того, как я оказалась в этом чудном зверинце три с половиной года назад. комната маленькая, сущая клетушка — три на два метра — кроме кровати и тумбочки для телевизора там ничего не помещалось. да, ещё была огромная книжная полка, переделанная под шкаф и прикрученная к стене. всё это Андрей периодически выволакивал в общий коридор для того, чтобы помыть полы (в нашей квартире, кажется, у всех, кроме меня пунктик по поводу мытья полов), а потом затаскивал обратно. гладил рубашки он приблизительно также: доставал из-под кровати гладильную доску, разворачивал поперёк коридора и начинал утюжить единственную, но любимую бесконечно рубашку. то есть, если в это время кому-то из прочих обитателей надо уходить на работу, в университет или просто пробраться мимо в туалет, то им непременно надо было сделать это до ритуала наглаживания белья. потому что договориться с Андреем сложно. я бы даже так сказала, невозможно. Андрей вообще своеобразный человек. раньше он водил троллейбусы, автобусы. а ещё время от времени приводил бомжей и замёрзших уличных девок и давал по-человечески вымыться. любил спьяну кататься в гололёд на велосипеде — возвращался под утро, неизменно грязный и с расцарапанной мордой. иногда звонил родственникам разной степени дальности то в Москву, то во Владивосток и, схвативши всякого, кто попадётся под руку, совал телефон и просил рассказать его маме/брату/дяде о том, что он не законченный пьяница и не плохой человек.

теперь вместо Андрея в маленькой комнате живёт Роман. то есть, первое время, когда я ещё не знала, кем конкретно является новый жилец, то, глядя на количество внезапно появившейся новой посуды, совершенно обоснованно полагала, что это дама. потому что мужики обычно с собой таскают кружку, ложку, нож и миску. плюс-минус какая-нибудь ещё тара. но никак не сервиз на двенадцать персон с мясорубкой в придачу. но это оказалась не дама. это оказался Роман. женат. скрывается от тёщи. по вечерам разговаривает с супругой. у последней голос такой, что дрожат стёкла даже через стенку в моей комнате. а потом крутит мясо на мясорубке и лепит котлеты. это финиш.

мне иногда кажется, что эта квартира притягивает себе мужиков со сломанной судьбой.

до меня в моей комнате жил какой-то студент. комната была адски прокурена. раскладное кресло-кровать, стол, шкаф. всё. белые плитки тонкого пенопласта, прибитые к потолку. за шкафом нашлись две картины от какого-то пра-пра-пражильца, бывшего начинающим художником. всё. позже выяснилось, что начинающий художник спился, не закончив, а студента огрели трубой по затылку, не дав защитить диплом.

вот теперь переезжаю я сама. в истерическом пылу последних нескольких дней, выкидывая горы мусора и распихивая оставшееся по коробкам, как-то не особенно задумывалась о том, кто здесь жил до меня, кто будет жить здесь после меня. странно звучит, правда? подразумеваю комнату, а невольно выходит так, будто говорю о собственной жизни. и как-то странно себя от этого ощущаешь: то ли страшно, то ли свободно.

как вспоминаем мы тот крохотный промежуток времени, когда мы уже появились где-то, но нас ещё не знают — как будто нас самих ещё нет? как вспоминаем тех, кто был до нас и во время? как будем думать о тех, кто будет после нас? будем ли думать и вспоминать вообще?

и что происходит, когда люди, не связанные единством времени, места, и пространства, вдруг пересекаются в одном общем вопросе: вспоминая о тех, кто будет после них, и, таким образом, думая друг о друге. днём я совершенно точно знаю, что ничего не происходит. а в остальное время сомневаюсь.

вот такие дела. что я ещё могу сказать. не пакуйте вещи ночью — в голову непременно лезет всякая срань.

@темы: нетрудовые будни

16:42 

хеталия, необратимые сдвиги в восприятии окружающего мира и совсем не об этом.

санитар леса
совершив каждодневный двухминутный сеанс насилия над собственными нервами и над заедающим замком входной двери, я переступаю порог коммунального звериного царства. в ванной шумит вода, повсюду включён свет, потёртая краска паркета нарядно блестит недавней влажной уборкой. и во всём этом адском великолепии из стороны в сторону, оскальзываясь на мокром полу и ударяясь об углы, мечется пьяный Николай и громогласно кричит: где моя паста? кто, блядь, украл мою пасту?

в далёком прошлом Николай закончил музыкальный колледж по классу кларнета, кажется, в Минске. если верить ему самому, было дело, даже музицировал в одном помещении с пока ещё никому не известной группой Би-2, которая, кстати, тогда называлась Берег истины, а основные её участники пока не могли утверждать наверняка, что в скором времени, лет эдак через пятнадцать, их пластинки будут расходиться большим тиражом, а сами они будут гастролировать по городам и сёлам нашей большой общей родины и даже за её пределами. сами понимаете, у каждой известной группы в далёком прошлом имеются забытые неизвестные участники, сошедшие с дистанции чуть раньше, чем музыка начала оправдывать даже самые робкие материальные ожидания. Николай как раз из тех, кто не без помощи родителей в своё время решил, что все эти песнопения — дело гиблое и несерьёзное. Решил и пошёл в военные. служил. катался-командировался по всему Советскому Союзу. но потом Советский Союз лопнул. громко и внезапно, как зелёный шарик в лапках пяточка. то есть, сейчас, встав на цыпочки прошедших с того времени почти двадцати лет, мы все понимаем, что Советский Союз просто не мог не лопнуть, ибо так было заложено в сюжете истории. особенно прозорливые понимали это и тогда, двадцать лет назад. но и для них, думаю, девяносто первый был чуть более внезапным, чем девяностый или восемьдесят девятый, да и многие другие, предшествовавшие. но, пожалуй, гораздо более ошарашивающим, чем внезапный развал Советского Союза, стало то, как много людей внезапно, в один миг стали совершенно ненужными собственному государству. бесспорно, наше государство очень часто, если не сказать постоянно, намекает своим людям, что не испытывает в них крайней необходимости. но тогда, в девяносто первом, огромное количество людей враз стало не просто не нужным, но и таким же недействительным, как и сама развалившаяся страна. среди моих знакомых почему-то очень много человек, у которых отцы служили военными и так вот одномоментно, в одночасье служить перестали: были досрочно отправлены на пенсию или уволены. потому что когда страна делится на части, то армия не делится вместе с ней согласно новым границам. армия переформировывается, в результате чего многие оказываются не у дел. Николай оказался одним из таких, не нужных ни Советскому Союзу, ни Белоруссии, ни России. последние двадцать лет он неспешно спивающийся гастарбайтер в России и злостный алиментщик в Белоруссии. вот такая вот обыкновенная, часто случающаяся история.

теперь вы, как и я, даже более, чем я, понимаете, что когда пьяный и размахивающий руками Николай бегает по квартире и орёт "где моя паста?", то подумать здесь, в первую очередь, надо о том, что нетрезвому человеку приспичило почистить зубы. но я подумала о другом. а потом, пока варила себе кофе, почему-то вспомнила, как года три назад Николай, упившись вусмерть по случаю смерти единственной тётушки, сидел на кухне, пока я так же варила себе кофе, и рассказывал мне нехитрую печальную историю своей жизни, не уставая попутно извиняться за то, что пьян, как свинья, и за то, что ему нечего мне налить. вспомнила, и как-то мне немного взгрустнулось, товарищи. но не потому что ситуация угнетающая и безвыходная (ведь она далеко не безвыходна), а оттого, насколько стандартной, обычной и естественной она является для нашей страны. я понимаю, что на этом месте надо бы жизнеутверждающе стукнуть себя пяткой в грудь, заявить, что надо же что-то делать, дипломатично опустив при этом разъяснения конкретно что и конкретно кому, и успокоить свою избирательно чувствительную гражданскую совесть. но что-то у меня не стукнулось.

стремительно остывает полкружки кофе, а я сижу и думаю хрен знает о чём. так и живём.

@темы: нетрудовые будни

05:59 

утро (документально-художественная зарисовка с картинкой).

санитар леса
под катом многословно и наглядно о том, как одна великовозрастная лысая девочка опять заигралась в пейсателя и фотографа.

документально-художественная зарисовка

обещанная картинка


напиши я всё это классе в шестом, Пришвин бы, наверное, рыдал от умиления, а мама сияла от гордости. но моё художественное развитие иногда запаздывает и сбоит. я уже давно не в шестом классе, поэтому Пришвин, скорее всего, сейчас переворачивается в гробу, а мама... впрочем, мама стоически продолжает мной гордиться несмотря ни на что xD

@темы: нетрудовые будни, картинки

05:23 

бытовой триптих.

санитар леса
три многословных выдержки из соображений и событий трёх последних дней.

I. мартышка и очки.

II. Иван Бунин и революционные прорывы в кухонной метафизике.

III. Петербург.

пс.
и да, участники ТО У!Б, наконец, полноправно и полноценно, можно сказать, де-факто работают за еду xD
Kamizuki, спасибо за пирожки — было вкусно :3

@темы: нетрудовые будни

17:53 

так и помереть недолго, товарищи.

санитар леса
вчера вечером у меня отключили интернет.

то есть, уже после этой строчки понятно, что кое-кому пришлось колоть адреналин и давать разряд по сердечной мышце. и дело даже не в том, что кое-кто озадаченно подвис от внезапно появившегося количества свободного времени, которое некуда деть (замечу на полях, что если бы каждый продавал время, которое ему некуда деть, тем, кому этого времени не хватает, то, наверное, никому бы не пришлось работать). самое забавное началось тогда, когда весёлый мужчина из службы тех.поддержки доходчиво объяснил мне, что, должно быть, какие-то убогие фокусники из местного ЖЭКа опять ковырялись в проводах и зацепили мой интернет-кабель, что интернет будет только завтра, когда проснутся небритые добрые феи из ОАО "ТКТ" и всё починят.

а всю оставшуюся ночь я то и дело пырилась на лампочки модема. и причина даже не в том, что я сраный интернет-зависимый наркоман, а в том, что неистребимая вера в то, что всё само собой починится, в каждом советском человеке гораздо сильнее всех на свете убогих фокусников.


а под утро вот что получилось.
что-то в последнее время стихи из меня выпадают, как из Брагинского сердце: внезапно и пугающе.

весенние девочки
солнце на платьицах
зимние мальчики
снег на бушлатах
кружатся-вертятся
вальсы по пятницам
отпуск закончится
где-то когда-то

осенние матери
небо под скатертью
летние странники
чьи-то мужчины
катятся-катятся
души по паперти
жизнь продолжается
на половину

рисуют художники
солнце на платьицах
пишут поэты про
снег на бушлатах

стелется-стелется
под ноги матерям
вечность дорожная
поисков страшных

@темы: куплеты, нетрудовые будни

01:30 

так начинался день...

санитар леса
...начинался, продолжался и не заканчивался.

в принципе, обо всём этом можно рассказать двумя словами: замёрзла и сгорела. но краткость всё-таки не мой удел :3

но я не какое-нибудь унылое говно, чтобы от всего этого впадать в меланхолию.
я говно неунывающее! xD
а потому уже на четверть нарисована третья часть сухариков, закипает чайник для кофе и обмозговываются последние изменения в четвёртой главе Стены.
всем добрый вечер :3

@темы: нетрудовые будни

00:59 

октябрь.

санитар леса
Женя любит фотографировать. наверное, именно поэтому он и пришёл сюда учиться. Женя каждую неделю водит в павильон местных балеринок, фотографирует и приятно общается. Женя каждый день таскает с собой штатив и вертит в руках фотокамеру, но, когда дело доходит до теории, не в состоянии рассказать, как устроен первый и чем отличается во втором кропированная матрица от некропированной. Женя любит кино "Бригада". ах, да. совсем забыла сказать. другие у нас называют Женю недалёким человеком, идиотом и дураком. разумеется, за глаза. у нас очень культурные люди — никто не хочет никого обижать.

сегодня я ехала с Женей от Чёрной речки до Сенной, и он рассказывал мне, как зарабатывает, каждую неделю обувая тыщ на сто-двести эстонскую таможню. Женя младше меня на четыре года. четыре года назад я работала бессловесным девайсом в музыкальном магазине "планета союз" с гибкой системой штрафов и очень чёрствой системой отпусков. Женя рассказывал непосредственно, искренне и взахлёб. а я слушала и думала, что всё это как-то некрасиво, подленько и лицемерно. мы очень часто говорим о том, что каждый человек должен занимать в жизни своё место, что каждый должен заниматься тем, что нравится, что получается лучше. но когда речь заходит о людях, зарабатывающих деньги деньгами, высоколобое большинство тут же начинает вспоминать о морали, о духовном, разумном, добром и вечном. мол, деньги — это не по этому адресу. мол, деньги — суета и убиваются о зарабатывание их недалёкие люди. в общем, всё понятно. непонятно мне только то, где в этом лаконичном ящике морали начинается двойное дно. если человеку нравится зарабатывать деньги, если ему приносит кайф процесс зарабатывания денег — почему нашей общественности непременно нужно сделать из него либо недалёкого удачливого дурачка, либо расчётливую бездушную сволочь? здесь можно начать долгую дискуссию про нашу национальную зависть и многое другое, и я даже начну постепенно соглашаться, но на каком-то месте всё равно пойму, что не понимаю. видимо, не хватает во мне чего-то русского.

пока стояла на Варшавском мосту и думала обо всех этих нехитрых вещах, наблюдала за тем, как два мужика купаются в Обводном канале. там, в самом деле, неглубоко. дядьки зябли и стояли по подмышки в воде. по левому берегу был выломан кусок перил и толпились люди. сочувствующие, зевающие и ругающиеся. капли падали на мою лысую голову и текли за шиворот. кто-то рядом со мной сказал, что, наверное, снимают кино. я ответила, что нет, потому что без дополнительного света в такую погоду снимать нечего. ощутив себя причастной к закрытой тайной ложе кинематографистов, я пошла дальше, унося с собой странное и неприятное ощущение причастности, уютно пригревшееся за пазухой. так с первыми волосами на подбородке мужающиеся юноши угоняют папины машины, катают на них девочек, а потом бледные и дрожащие звонят посреди ночи родителям, стоя у сокрушённого фонарного столба. и хорошо, если сами звонят.

а дома тем временем теплели батареи. дома, помимо этого, оказался хозяин нашего зверинца. двигал шкафчики и тумбочки — искал какие-то бумаги. кажется, он так и не нашёл то, что искал. но наткнулся на крохотную записную книжку со своими стихами, которые писал лет в пятнадцать. кто, спрашивается, не писал в пятнадцать лет стихов? то-то же. сейчас ему где-то шестьдесят пять, тридцать пять из которых он проработал оперативником. перестройка, горячие девяностые, ночи длинных ножей и всё такое. он ко мне хорошо относится. даже несмотря на то, что я не мою пол. говорит, у него однажды была напарница, похожая на меня. напарницу подстрелили, кажется, насмерть.

хозяин сидел на кухне, кипятил пельмени и нечитающим, но внимательным взглядом смотрел на маленькие пожелтевшие страницы, исписанные большими нестройными буквами. все пишут стихи в пятнадцать лет. но почему-то когда находишь свои собственные, всегда чувствуешь что-то особенное. мне пока ещё не шестьдесят пять, но этим летом я тоже нашла целый ворох своей нежной детской писанины. долго думала, что с этим делать. в результате рассовала всё по тем местам, откуда вытащила, и уехала в Питер. хозяин посидел ещё до вечера, сварил-таки пельмени, сунул записную книжицу куда-то вглубь комода в общей прихожей и уехал. общечеловеческие вещи продолжают открываться мне на каждом шагу.

что-то я нынче разбрюзжалась. октябрь.

@темы: нетрудовые будни

03:44 

вагон, Евтушенко, памятник Пушкину и подбитый левый глаз.

санитар леса
люблю грозу в начале мая нет, не так.

странная, но поучительная история о том, что кому-то нужно больше спать и меньше жрать кофе

вы спросите, чего это я вдруг? а не знаю. может, оттого что час назад меня чуть не убило. я, знаете ли, собралась мыться и перетягивала скотчем душ. а чтобы проверить, насколько сильно надо перетягивать - открыла воду и смотрела, насколько резво от напора протекает вода. а потом я перестаралась с напором, шланг вырвало и вертикальная струя воды со всей дури залепила мне в открытый левый глаз. что характерно, впервые за последние пять дней горячая вода была не холодной, а горячей. мне вообще не везёт на левый глаз - с ним постоянно что-то происходит.

@темы: нетрудовые будни

11:53 

самодержавие и другие нетлеющие архаизмы из повседневной жизни среднего класса.

санитар леса
однажды некто князь Вяземский сказал так:у нас самодержавие значит, что в России всё само собою держится. я не Вяземский и, тем более, не князь, поэтому продолжу более приземлённо и прозаично: само собою, а также на соплях и на скотче.

о последнем подробнее.
у нас поменяли сантехнику. в принципе, уже понятно, что ситуация трагическая, и дальше можно не продолжать, но я всё-таки продолжу. так вот, раньше в нашей общественной умывальне был нормальный кран с нормальным смесителем и нормальным душем. да, в нём отродясь не бывало холодной воды - но хрен с ней, с холодной водой. один чёрт горячая по три часа кряду ледяная идёт. то есть, мыться было можно. всем нравилось. никто не жаловался. кому приспичило демонтировать раритетный экземпляр дореволюционной сантехники - это я ещё выясню и поотрываю всё, что плохо торчит.

теперь у нас к стене прикручено хромированное недоразумение, а в ванной до сих пор пахнет водкою после господ сантехников. и я не знаю, что они сделали со смесителем: сломали, потеряли или закусили им - так или иначе, его нет. то есть там, где у всякого божьего краника предполагается отвод для душа, мы имеем дырку. а и хрен с ним, со смесителем! - весело сказали хором все три моих соседа и примотали к дырке скотчем силиконовую трубку с раструбом от лейки. да, не спорю, теперь наш зверинец с удобствами стал ещё более удобным: в нём есть обе воды - и горячая, и холодная - и даже одновременно. правда, идут они теперь не вниз, как полагается, а вверх, потому что стоит открыть кран, как трубку выбивает и вода начинает фонтанировать, разбрасывая нарядные брызги под потолок, на череп и за шиворот.

в сложившейся ситуации я вижу только два выхода:
1. локализовать в ванной силу тяготения, отключить её к чёртовой матери и мыться в невесомости;
2. ходить в ванную не только с мылом и прочими банными комплектующими, но и с рулоном скотча, чтобы своевременно перетягивать туже ранее наложенную опухшую от воды заплатку.

вариант с вызовом сантехников и дальнейшим ремонтом крана я рассматриваю как абсурдный, подрывающий устои самодержавия и пропагандирующий развращённый капиталистический образ жизни, а потому считаю невозможным его практическое осуществление.

за сим откланиваюсь и шаркаю ножкой.

@темы: нетрудовые будни

21:47 

какая, в жопу, отвёртка?

санитар леса
вот так бывает.

в силу того, что последнюю неделю, пинаемая тов. махонским, я на творческих фронтах подрабатываю монтажником-высотником-да, за последние трое суток спала два часа. и только-только к полудню отвалилась от ноутбука под плед, как вдруг стук в дверь. пока я сползала с кровати и шла к двери, рожа у меня была такая же, как у гражданина на аватарке в левом верхнем углу страницы (и волосы били бы такие же, наверное. если бы они были, конечно).

открываю. в коридоре стоит сосед.
- у тебя отвертка прямая есть?
- какая, в жопу, отвёртка? (это я только хотела так ответить, но спросонья получилось только какое-то невнятное карканье) нету у меня ничего.
закрываю дверь. залезаю под плед. совесть эротично нашёптывает мне о том, что отвёрток у меня видимо-невидимо: и прямые, и кривые, и на плюс, и на минус, и, вообще, какие хошь. вылезаю из-под пледа. стучусь к соседу.
- тебе отвёртка нужна?
- какая отвёртка?
- ну, ты щас заходил просил отвёртку.
- нифига я не просил.
- ну, ладно.

возвращаюсь в комнату. залезаю под плед. много думаю. засыпаю. через два часа стук в дверь. вылезаю из-под пледа, открываю дверь. в коридоре уже два соседа: первый и второй. оба пьяные в лапшу.
- мы у тебя отвёртку брали. вот, возьми.
тупо киваю, беру отвёртку, закрываю дверь. залезаю под плед. много думаю.
во-первых, зачем двум ужравшимся мужикам понадобилась отвёртка;
во-вторых, если они ей где-то ковырялись, то почему в квартире ещё есть свет;
и в-третьих, какая, в жопу, отвёртка?

проснулась в семь. отвёртка на месте. продолжаю много думать.

@темы: нетрудовые будни

06:26 

полшестого

санитар леса
двенадцать градусов. футболка. воздух холодный и звучный - ночью был ливень. дворники в оранжевом и с железными совками вежливо здороваются с проститутками в чём мать родила и с сумочками подмышками. смена меняет смену. на перекрётске у Варшавского моста опять стукнулись две машины. водители ругаются медленно, тихо и сонно. на парковке около ленты
пусто - прибраны даже тележки.

поэзия.

и поперёк всего этого моё измятое с фингалами лицо и вкладываемые на ленту хлеб и два рулона туалетной бумаги. главное в нашей жизни - ко времени и к месту, и чтобы одно вместе с другим, а не по очереди с интервалом в полгода. в нашей жизни главное всё. жизнь вообще хорошая штука. особенно, когда кассирша идёт через весь супермаркет, чтобы разменять рубль и дать тебе пять копеек сдачи. жизнь прекрасная штука.

и, да. Фалько прёт так же, как и четыре года назад. дер комиссар, Вена на проводе, Амадеус и всё такое.
доброго вам утра, господа и господыни :3

@темы: нетрудовые будни

16:50 

прекрасное всегда с нами — но прекрасно это не для всех

санитар леса
что-то странное иногда приключается в голове. вот, не далее как два дня назад прямо с утра меня вштырило вспомнить все стихи, которые когда-либо доводилось учить. вот представьте себе, открываешь утром глаз, открываешь утром второй, а изо рта, некотролируемо, как из радиоприёмника: "ваш тридцатый век обгонит стаи, сердце раздиравших мелочей!" или "жилист мускул у дьявольской выи и легка ей чугунная гать!" на меня и без того соседи по зверинцу странно смотрят. видимо, после суточного беспристанного прослушивания одного и того же вальса Равеля этот мой приход стал последней каплей — за последнюю неделю мне ни разу не предложили вымыть пол в общем коридоре :3

човаще, я ещё много стихов знаю. осталось перейти на Рахманинова с Моцартом и, взгромоздясь на табуретку, декламировать Хармса, поджаривая яичницу (отдельно стоит отметить тот факт, что стихи я читаю торжественно и замогильно, как Белла Ахмадулина). может, тогда мне не только перестанут намекать на мытьё общих коридоров, но и будут записываться в очередь, чтобы протереть полы в моей комнате.
ах, эта страшная сила искусства.
ах, как страшно мы ею пользуемся.

и напоследок из того, что успело вспомниться:

Филологов не понимает физтех,-
Молчит в темноте.
Эти
не понимают тех.
А этих —
те.
Не понимает дочки своей
нервная мать.
Не знает, как и ответить ей
и что понимать.

Отец считает, что сыну к лицу
вовсе не то.
А сын не может сказать отцу:
«Выкинь пальто!..»
Не понимает внуков своих
заслуженный дед...

Для разговора глухонемых
нужен свет.

Роберт Рождественский.

@темы: нетрудовые будни

отец, отец, поправь мне бант, сюда идёт философ Кант.

главная