• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: отечество иллюзий (список заголовков)
15:16 

множественный эпикфейл: так не бывает, но иногда случается.

санитар леса
начну с короткого предисловия. девятое мая и непременный в этот день парад победы с детства были для меня чем-то, что нельзя упустить. во-первых, потому что мой маленький город таки оказался героем и даже в самые экономически скверные годы жизни нашей страны находились деньги и на парады, и на праздничные мероприятия типа бесплатной раздачи фронтовой каши всем желающим и т.п. во-вторых (которое, на самом деле, тоже во-первых), у родителей весьма трепетное отношение к этому празднику. и вот каждый год детства ради этого большого праздника я мужественно терпела нарядную белоснежную одежду, в которую меня наряжали, и в которой ни присядешь на парапет, ни залезешь на дерево и вообще, даже чихнуть лишний раз боязно. было хорошо и весело.
всё, конец короткого предисловия.

в этом году девятое мая началось для меня внезапно. то есть, за неделю до этого я сто раз успела утомить и махонского, и камизуки тем, что уже чёрт знает сколько живу в Питере, и ещё ни разу не была тут на параде, и что давно пора бы, и вообще хочется. то есть, мы всё-таки договорились. хердоктор мужественно согласился проснуться в пыточно ранний для него час и в полдесятого быть на Дворцовой площади, а камизуки не менее мужественно согласилась разбудить и отконвоировать хердоктора на место встречи несмотря на все те слёзы, сопли и мат, которые неминуемо обрушились бы на неё в процессе. я была рада, можно сказать, без пяти минут счастлива.
и всё же оно началось внезапно.

ситуация. ночь, хлебаю четвёртую чашку кофе, мучаюсь изжогой, читаю литературу по сорок пятому году, записываю факты, пребываю в судорожных литературных экзерсисах. то есть, ночи у нас тут уже почти белые, а энтузиазма во мне было столько, что всё казалось, будто ещё девять вечера и ложиться спать рано. как вдруг с бумажным грохотом на мою голову обрушивается висевшая на стене карта Берлина. приподнимаю её краешек, смотрю на часы. девятое мая, полчетвёртого утра.
"Победа!" — раздался ликующий крик:
где право, где лево узнал ученик.
посмеявшись весёлой шутке сквозняка, я вспомнила этот самый незамысловатый стишок и то, что мы договаривались на полдесятого. внутри меня тут же произошла нехитрая арифметика. чтобы к полдесятого быть пешком на Дворцовой, мне нужно выйти в девять. чтобы выйти в девять, мне нужно проснуться в восемь. а чтобы проснуться в восемь, мне нужно было лечь спать часов в двенадцать. желательно, в двенадцать дня. среди себя я знаю единственный способ не проспать: не ложиться вообще. и я не ложилась. из последних сил я допивала последние три чашки живительного растворимого кофе, писала две страницы мертвительного литературного бреда — я не заснула! но как-то так получилось, что из дому вышла на полчаса позже, собиралась в спешке. в спешке же выкидывала из рюкзака Платонова и кидала в него же (в рюкзак) фотоаппарат.

до Дворцовой площади я бежала. взмыленная, со зверским лицом, заколебавшаяся перешагивать и обруливать многочисленных детей, в беспорядке расставленных вдоль тротуаров среди неспешных родителей. я почти умерла, но я пришла вовремя. разумеется, одновременно с этим выяснилось, что хердоктор и камизуки опаздывают. не то что бы я удивилась или расстроилась, но в этот момент что-то такое случилось с моим лицом, что всё следующее время дети отскакивали от меня сами и мне уже не пришлось никого обруливать.

далее события развивались стремительно. магия эпикфейла явила мне свою великую силу.
сейчас немного картографии. на всякий случай, если кроме меня это всё-таки читает кто-то, в Питере не проживающий. Дворцовая площадь соединяется с васильевским островом через Дворцвый же мост. таким образом, с одной стороны моста, откуда шла я, была площадь и почти уже начинался парад, а с другой стороны моста, откуда шли хердоктор и камизуки, была стрелка васильевского и не было никакого парада. я мчалась им навстречу, попутно озираясь по сторонам и пытаясь запомнить те места, где мы, вернувшись, ещё сможем приткнуться и даже пофотографировать. но на том конце Дворцового моста, что упирается в васильевский остров, нас ждал казус. дело в том, что проход к Дворцовой площади со стороны васильевского острова был перекрыт. да-да, не проезд, а проход. стояли сотрудники милиции и никого не пропускали, кроме ветеранов (тут какбе без возражений) и — внимание! — иностранных туристов. до этого случая в моей жизни был только один момент, когда я не ощущала себя ни человеком, ни гражданином. тогда я меняла паспорт, уходила из вуза и скакала по миру без документов, удостоверяющих личность. тогда мне было весело. два дня назад я скакала у заграждений и наблюдала за тем, как пропускают китайских, итальянских и прочих туристов, но разворачивают российских туристов и вместе с ними самих петербуржцев, вышедших из грудничкового возраста, но не доросших пока до благородного ветеранского. признаться, мне не было весело ни разу. конечно, я ещё могла вернуться на Дворцовую, но с другой стороны ограждения виднелись рожицы хердоктора и камизуки и понимание того, что они будут там, а я здесь, меня радовало ещё меньше.

а ещё запомнился живой интерес, с которым наблюдали сотрудники милиции за нашим диалогом. я по одну сторону ограждения, махонский с камизуки — по другую. таки в результате я перешла туда, откуда не пускали. помнится, когда камизуки пыталась выяснить, по какому такому случаю происходит это безобразие, дядька у ограждения, занимавшийся отсеиванием петербуржцев от массы интуристов, высказал мысль о том, что нужно лучше выбирать тех, кого выбираешь, чтобы потом никто не выбирал, где тебе можно ходить, а где нельзя. то есть, он выразился менее замысловато, но общий смысл был таким. впрочем, понимание того, что он тоже не совсем рад выполнять эти идиотические инструкции, успокоения не давало.

следующий час мы сидели на остановке на стрелке васильевского острова и ждали, когда мимо нас будет проходить возвращающаяся с парада техника и, частично, военные, уже не парадным шагом, но всё же. и вот они пошли. как выяснилось, батарейки в фотоаппарате махонского оказались почти разряженными, а в моём — внимание! — не было плёнки D: это, блять, какое-то диво дивное. я знаю эту омерзительную развалину лучше, чем самоё себя, я по весу всегда определяю, есть ли внутри плёнка — для этого мне не нужно смотреть на счётчик кадров или делать пробный снимок в воздух. но именно в этот день я почему-то припёрлась на парад, на который не попала, с фотоаппаратом, в котором не было плёнки. выяснить, что у тебя есть запасная плёнка, но нет фотоаппарата, не так обидно, как выяснить, что у тебя есть фотоаппарат, но нет плёнки. я вам гарантирую. поверьте мне на слово и не пытайтесь вычислить степень обидности самостоятельно.

потом мы уныло пёрлись домой и находили успокоение в нецензурной критике городских властей. помимо этого махонский нашёл себе успокоение в декоративном советском флажке, которые в тот день продавались на каждом углу. я зажала пятьдесят рублей, так как сочла это обдираловкой, и всю оставшуюся дорогу размахивала одним на троих флажком, и размышляла, что в этот раз что-то мешает мне притвориться, будто он мой, и без чувства стыда и долга оставить его себе навсегда. подобное произошло почти со всем барахлом махонского, но почему-то не происходило сейчас.

уже под вечер я вернулась домой, заснула на два дня и всё это время думала, что в следующем году обязательно получится так, что и я, и махонский, и камизуки (и плёнка, и фотоаппарат, чего уж там), и (что самое главное) сам парад — со всеми нами произойдёт единство времени, действия и пространства. а не как обычно.
что ж, удачи мне D:

пс.
...но организационный момент с непропусканием петербуржцев на Дворцовую площадь есть в высшей степени убогая мерзость. и даже не потому, что это коснулось нас лично.
это моё заднее слово.

@темы: отечество иллюзий, нетрудовые будни, рукалицый попаболь

01:58 

битва народов. москва.

санитар леса
пестрят, пестрят последние несколько дней газеты и блоги, кто по-цветному, кто по-чёрно-белому, фотографиями разной степени тяжести с дружественных гуляний по общественным местам Москвы. стенка на стенку. дурак на дурака. масса ракурсов, масса лиц. наблюдаю все эти фотографии (в особенности те, первые), и на память невольно приходит эпизод из художественного фильма "Мумия". помните, когда после начала массового мертвячьего бунта брат женщины главного героя мимикрирует под толпу с протяжными воплями "Имхотеп!" в Москве, по-моему, один в один картина была. стоят восторженные патриоты самой разнообразной национальной принадлежности, но все как один славяне и русичи, требующие России для русских и русских для России. то есть, у меня невольно создалось впечатление, что наиболее находчивые из южных наших гостей вместо того, чтобы изменившимся лицом бежать пруду, просто пристроились рядом и, дабы не выдавать себя акцентом, изображали свою солидарность известными жестами. понятное дело, что впечатление моё обманчиво, но растёт во мне лютое, хоть и тщетное желание записать всех этих ребят к компетентному антропологу, чтобы тот наглядно и доходчиво растолковал, сколько татарских, бурятских, кавказских и прочих кровей намешано в каждом из них.

меня удивляет, до какого предела люди могут быть внушаемы: чем дальше, тем больше. есть ли он, этот предел? чем злее человек, тем проще его направлять. есть ли пределы озлобленности для людей? мне почему-то не хочется заглядывать наперёд и давать ответ досрочно. и можно сколько угодно трещать о том, что всё это было запланировано, что всё это провокация, грязные инсинуации, тест-драйв нового мэра столицы — можно выдвигать тысячи версий, и так чтобы одна другой правдивее, но суть в другом.

часто случается так, что в электричках или просто на улице люди становятся свидетелями того, как трое или пятеро энтузиастов месят по асфальту одного. как часто люди вступаются или хотя бы зовут на помощь? правильно, у каждого очевидца дома есть семья, дети, родители, которые за них переживают. понимаю, время у нас такое, что я не выношу на повестку дня высокоморальный и ныне риторический вопрос о том, что впятером бить одного не хорошо в принципе, независимо от того, кто виноват. а когда поводом для такой разборки становится национальный вопрос? ведь ни у детей, ни у родителей тех самых очевидцев никто не будет спрашивать документы или регистрацию, прежде чем дать по роже. всякий раз, проявляя нейтралитет, выказывая внезапную ненаблюдательность, мы тем самым не выражаем протест, а значит, одобряем подобные действия. я не хочу сейчас никого уличать в трусости или обвинять в гражданской несознательности. ведь, на самом деле, это сложный выбор. весьма непростой вопрос. быть гарантированно побитым сейчас или с куда меньшей гарантией — когда-нибудь завтра. вмешаться сегодня или надеяться, что обойдёт стороной.

понимаю, что всё написанное выше очень похоже на куриную истерику, на раздувание бури в стакане воды. ведь не будет никакого разделения государства. и массового вывоза этнических южных товарещей не последует. и даже режим въезда в страну никто усложнять не будет. как уже было сказано выше, предположений можно высказать тысячу, но только один хрен знает, кто конкретно переводит человеческие жизни в живые деньги таким образом. поимеют своё и успокоятся. остаётся только гадать, во сколько голов обойдётся этот нехитрый манёвр. и сколько ещё таких манёвров нас ожидает впереди.

возможно, бывалый читатель моего дневника без сомнений заявит, что я лукавлю и что причина моей внезапной добродетельности кроется не в совестливости, а лишь в том, что для неискушённого питерского гитлерюгенда моя башкирско-славянская рожа мало чем отличается от лиц южных гастарбайтеров. возможно даже, что бывалый читатель будет наполовину прав. вот только всё равно мне как-то тухло и неуютно оттого, что отдельно взятая я здесь ничего конкретного сделать не могу.

@темы: идиотский марш, отечество иллюзий

03:20 

чу! я слышу пушек гром.

санитар леса
... а ещё на главной странице жж.ру гасят популярные темы про марш несогласных, междуреченские шахты и красивых наших депутатов.

то есть, некто, кто раздаёт распоряжения, но пока не успел подрезать в нужных местах, искренне полагает, что пользователи не догадаются изменить автоматическую выборку на сортировку по рейтингу популярности. дабы записи не канули в бездну, народ плюсует адово: солидарность небывалая, от трёхсот до полутора тыщ. сдаётся мне, как только вылезет в топ ещё несколько сакраментальных постов про нашу власть, не успеем мы ни дрогнуть, ни глазом моргнуть, как дизайн главной страницы претерпит окончательное чудесное перевоплощение. но, в таком случае, меня мучит вопрос: как те, кто норовит медным тазом накрыть свободно гуляющую по жж информацию, будут договариваться и расплачиваться с теми, кто заказывает рекламу и посты тысячникам, чьи записи не вылезают из того списка самых популярных, который с утра стыдливо прячут подальше? я уже горю вся от любопытства, что же будет дальше.
--
пс.
из цитаты, взятой заголовком, растут ноги у бородатого театрального анекдота. заканчивать впору фразой из того же анекдота. последней фразой.

@темы: идиотский марш, отечество иллюзий

05:08 

сердешные, простите, но я продолжаю срать кирпичами.

санитар леса
баян в качестве эпиграфа:


всякий раз соблазняя меня на интеллектуальные подвиги по ликвидации моей же неграмотности, Капитан Очевидность, заведующий всеми полушариями моего мозга, обещает, что однажды я сверну горы. надеюсь, мне успеют свернуть шею гораздо раньше. но — ближе к сути вопроса.

давеча мне приспичило заняться тем, от чего я так старательно отлынивала, пока училась на пиарщика. у нас тогда это называлось "мониторингом СМИ". как тогда, так и сейчас, я предпочитаю называть это "некуда девать время". так вот, взяв за хвост первый попавшийся новостной коллектор, я сунула интереса ради в строку поиска сакраментальное "берлинская стена" и стала пыриться в результаты.

ниже в порядке выхода в сеть под множеством катов приведено множество цитат материалов сайта лента.ру со ссылками на источники. я, как это ни странно, не буду рвать на себе волосы и вопить о том, что всё куплено и нам планомерно засирают мозг, ибо, во-первых, как же иначе, и, во-вторых, свободных СМИ не существует хотя бы потому, что корреспонденты неизбежно зависят от того, кто танцует их издательство. зачем мне всё это надо? будем считать, что таким образом я тупо и стрёмно развлекаюсь, попутно забрасывая чем попало внезапно возникший информационный голод.

~ сначала всё было вполне себе сдержанно и пристойно. плевали три раза через плечо и только в четвёртый раз — в морду. и, что самое главное, по очереди:
материалы 1999-2002

~ потом мне рассказывали о том, что немецкий кинематограф переживает противоречивые чувства:
материалы 2002-2003

~ а потом стали постепенно вводить мочегонное и рассказывать про американского президента:
материалы 2003

~ и немного печальной статистики для закрепления результата:
материалы 2004

~ о пятнадцатой годовщине падения стены сдержанно и коротенько. почти нежно:
09.11.2004

~ и снова мочегонное в голову. после сотой статьи я в это уже почти верю:
материалы 2005, 2007, 2008

~ и ещё немного статистики. если в первом случае каждый четвёртый — это 25%; во втором случае — просто 17%, а временной разрыв между статьями пять месяцев, можно ли предполагать, что за это время восемь процентов жителей Восточной Германии внезапно изменили своё мнение? :3
материалы 2009

@темы: идиотский марш, отечество иллюзий

23:38 

8 XI 2009. 19.25. НТВ. Стена.

санитар леса
всё это, товарищи, уныло и печально. уныло и печально настолько, что почти превращает моё моральное состояние в раздирающий душу пиздец. ибо нельзя же так. у нас с камрадом махонским по просмотру сей дивной передачи состоялась полуторачасовая беседа, в течение которой мы даже не стали возить друг друга мордами о паркет и крошить зубы по полу. очевидно, причиной этому стали уже названные выше печальность и унылость.

меня решительно возмущает эта нелепая тенденция невнятных оправданий за эфемерный, но пугающий кровавый совок. большие советские танки, катающиеся по черепам мирных жителей; бездушные советские пограничники, стреляющие в женщин и детей; одуревшие от власти советские партийные деятели, протягивающие колючую проволоку прямо сквозь тела мирного населения. пожалуй, сложно сказать наверняка, чего больше боится мировая общественность: пугала нацизма или пугала коммунизма. за красным восходом коричневый закат, чёрт возьми. всякий раз, когда натыкаешься на подобные передачи о подноготной советского режима определённого периода времени, невольно склоняешься к тому, что коммунизма всё же страшатся куда сильнее. до судорог, икоты, нервного тика и несварения. всякий раз, когда выслушиваешь очередную лекцию о пожирающем людей социализме, невольно хочется выкатиться роялем из-за кустов и напомнить о том, что Иосиф умер в далёком пятьдесят третьем, а в месте с ним умерли и ГУЛАГ, и воронки, и расстрелы нерадивых пионеров на заднем школьном дворе. напомнить и спросить, какие такие кровавые мальчики в глазах заставляют узреть всё это в восемьдесят девятом?

было много сказано о том, как строилась стена и какие страхи были насованы между западной и восточной линиями заграждений — но почему-то забыли упомянуть о том, почему была построена стена. были фрагменты исторической хроники "изюмной бомбардировки" гуманитарной помощью во время блокады Западного Берлина — но почему-то совсем не рассказали о предпосылках этой самой блокады. был показан даже истекающий кровью восемнадцатилетний юноша, зверски расстрелянный нашими пограничниками — но почему-то обошли стороной тот факт, что юноше был известен данный пограничникам приказ стрелять на поражение и юноша отдавал себе отчёт в том, что пересекал не улицу, на которой гопинки одного района бьют морды гопникам другого района, а не много не мало — государственную границу пересекал.

и все эти многочисленные архивные телевизионные съёмки от восьмого ноября восемьдесят девятого. эта женщина с опухшим от слёз лицом умоляющая постовых пустить её в Западный Берлин на час-другой поглазеть на поднебесную и вернуться. все эти ликующие и одуревшие от поднятого шлагбаума берлинцы. как человек, зацепивший детством и пустые прилавки, и длинные пронумерованные очереди в книжные магазины за Чеховым и Стругацкими, я без стыда и сожаления признаю тот факт, что мне не было жалко ни одного из показанных людей. более того, мне было стыдно за них. одинаково стыдно за тех, кто ревел и дурел тогда, в Берлине, и за тех, кто сбивая руки и ноги, с равным рёвом и одурением бежал из России в девяносто первом. мне стыдно за людей, которые меняли свои родные дома, улицы, города, страну на жвачку, гамбургеры, джинсы и кроссовки. берлинская стена, как и Советский Союз несколькими годами позже, рухнула из-за тупого человеческого желания пожрать то, что пожрать запрещают, и примерить на себя те шмотки, которые в советских магазинах было не купить. пирамида Маслоу в действии: простая, как детские кубики, и непоколебимая, как Эверест. берлинская стена, как и Советский Союз, рухнула потому, что в своё время, не сумев убедить (по сути, и не тратясь серьёзно на это убеждение) людей в том, что советская еда самая вкусная еда в мире, коммунисты глаголили о далёких идеалах равенства и братства. тогда как простому смертному населению насрать на равенство и братство, если за железным занавесом трава зеленее, еда вкуснее, а вещи наряднее. наши отменные пропагандисты на деле оказались паршивыми рекламщиками и пиарщиками — только и всего. идеологическая война была проиграна нами всухую.

и что самое печальное, глядя на подобные, вскрывающие вены передачи, всё больше убеждаешься в том, что мы продолжаем проигрывать. год за годом. равноускоренно и неотвратимо. немцы проиграли в сорок пятом, и теперь бог знает сколько ещё поколений будут жевать чувство вины и извиняться перед каждым встречным иностранцем за то, что они — молодые, далёкие от войны люди, — по сути, не совершали. мы любим говорить о том, что дети не должны отвечать и расплачиваться за ошибки отцов, но, почему-то, когда речь заходит о нацизме, лицемерно замолкаем и отводим глаза. русские проиграли в девяносто первом, и теперь бог знает во что обернётся это активно прививаемое нам мировой общественностью желание оправдаться за ужасы Советской Империи, это нервное чувство стыда за прошлое собственной страны. мне всякий раз хочется поинтересоваться, а чего ради мы должны оправдываться? Америка — не Советский Союз — в горячке и амоке идеологической войны создала кровавый и леденящий душу образ тоталитарного зверинца. Америка научила весь мир бояться и открещиваться от коммунизма, как от нечисти. Научила весь мир и исподволь до исступления научила бояться собственных граждан. так чего ради мы должны оправдываться за созданный американцами образ? образ, с удовольствием и без оглядки покупаемый всем миром. образ, выгодно отбеливающий прочих и позволяющий этим хорошо известным прочим выглядеть вечными миротворцами на фоне нашей неуёмной агрессии. и всё-таки мы оправдываемся. неловко и неумело, при этом стыдливо улыбаясь и почему-то оглядываясь назад. что дальше — гастролировать по Восточной Европе с извинениями и валяться на коленях в Варшаве, Праге, Будапеште и т.д. во память жертв антисоветских восстаний? что дальше — материальные компенсации и раздача лишних территорий?

не уметь извиняться — плохое качество для человека, но жизненно необходимое качество для большой сильной страны. если мы хотим, чтобы с нашим мнением считались, а не тупо торговались за наше внимание, шантажируя сомнительными обвинениями в разжигании Третьей мировой, нам, пожалуй, стоит перестать оправдываться за собственное прошлое. я не верю, что в нашей стране нет талантливых людей, способных заткнуть бесконечных новодворских, резунов и гордонов, вкручивающих в наши послушные уши светлые идеи об убогости и несостоятельности Российского государства. надо уже что-то делать с этим идиотическим двадцать пятым кадром кровавого совка, мелькающим во всех политических и исторических информационных каналах.

я не ополоумевший фанатик, не страдаю чрезмерным великорусским шовинизмом, не склонна считать нашу страну незаслуженно засранным раем на земле и проч., и проч., но иногда даже в моих закостеневших и ленивых мозгах случается точка росы, и весь всунутый в них общественно-политический бред сумбурно и многословно вываливается наружу.

@темы: идиотский марш, отечество иллюзий

отец, отец, поправь мне бант, сюда идёт философ Кант.

главная